Перейти к содержимому


Фотография
- - - - -

БЕССАРАБИЯ И РУМЫНИЯ. Оккупация.


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов

# NETSLOV

NETSLOV

    «Fortunate Son»


  • OFFLINE
  • Администраторы
  • Активность
    5654
  • 6201 сообщений
  • Создал тем: 757
  • 1555 благодарностей

Отправлено 09 February 2014 - 02:53

<Многие страницы истории переписываются в угоду политической конъюнктуре. Искажаются одни факты и умалчиваются другие. Перелистывая страницы архивных документов, подумаем и о современных делах – очень много возникает параллелей с сегодняшним днем.
 
Начало войны
Из собственноручных показаний И. Антонеску следственным органам СССР:
«Моя третья встреча с Гитлером состоялась в мае 1941 года в Мюнхене. На этой встрече, где кроме нас присутствовали Риббентроп и личный переводчик Гитлера Шмидт, мы уже окончательно договорились о совместном нападении на Советский Союз.
Гитлер сообщил мне, что им принято решение о военном нападении на Советский Союз. Подготовив это нападение, говорил Гитлер, мы должны осуществить его неожиданно на всем протяжении границ Советского Союза от Черного до Балтийского морей. Гитлер предложил мне предоставить территорию Румынии для сосредоточения германских войск и, наряду с этим, принять непосредственное участие в осуществлении нападения на Советский Союз.
Гитлер подчеркнул, что Румыния не должна стоять вне этой войны, так как для возвращения Бессарабии и Северной Буковины она не имеет иного пути, как только воевать на стороне Германии. При этом он указал, что за нашу помощь в войне Румыния сможет оккупировать и администрировать и другие советские территории вплоть до Днепра.
Предложение Гитлера о совместном начале войны против СССР соответствовало моим намерениям. Я заявил о своем согласии принять участие в нападении на Советский Союз, обязался подготовить необходимое количество румынских войск и одновременно увеличить поставки нефти и продуктов сельского хозяйства для нужд германской армии.
Возвратившись из Мюнхена в Бухарест, я начал деятельную подготовку к предстоящей войне. Я вызвал к себе министра внутренних дел генерала Попеску, которому поручил заняться формированием специальных жандармских частей, выделяемых в распоряжение гражданских административных органов, которые должны были действовать на оккупированной советской территории.
Министрам я указал, что выделенные ими чиновники, помимо организации органов гражданской администрации, должны захватить колхозный урожай, который был особенно необходим в связи с большим недостатком продовольствия в Румынии.
Министры были полностью согласны с моим и Гитлера решением о нападении на Советский Союз. Они, так же как и я, были сторонниками союза с Гитлером и всячески помогали мне в укреплении нашей связи с Германией» (6 января 1946 года).
 
Из сообщения Советского информбюро:
Румыния предоставила свою территорию полностью в распоряжение германских войск. С румынской территории совершаются не только налеты немецкой авиации, но и выступления немецких и румынских войск, действующих против советских войск. Неоднократные попытки румыно-немецких войск. Неоднократные попытки румыно-немецких войск овладеть Черновцами и восточным берегом Прута кончились неудачей. Захвачены немецкие и румынские пленные (23 июня 1941 года).
 
Заявление:
«Товарищ военком, прошу Вашего распоряжения послать меня на фронт добровольцем. Хочу до последней капли крови драться с проклятыми фашистами. Я молдаванин из села Гербовцы, у нас с женой 1 га земли. При румынах мы с женой влачили жалкое существование. Счастье пришло 28 июня 1940 года.
Я люблю свою Родину. Я молод, силен, горю желанием пойти на передовые позиции, на защиту любимой Родины. Довольно мы испытали горя при румынах. Сейчас мы узнали другую жизнь и никому этой радостной жизни не отдадим. Примите меня, пошлите на фронт! Прошу не отказать. Сурду Филипп Алексеевич. 25 июня 1941 года».
 
Из коллективного письма деятелей науки Молдавии в редакцию газеты «Советская Молдавия»:
«Народы Бессарабии возрождены к новой жизни, они дорожат правами, полученными от советской власти. Незадачливые правители боярской Румынии, их приспешники всех рангов пытаются отнять у освобожденного народа эти права, снова вернуть Бессарабию на путь отсталости и нищеты. Это им никогда не удастся.
Мы заверяем Советское правительство, что будем стойки, непреклонны, дисциплинированны на своем посту; мы готовы с оружием в руках стать на защиту нашей Родины, самоотверженно бороться за победу социализма во всем мире» («Советская Молдавия», 1941, 26 июня).
 
Из сообщения Советского информбюро:
«Все попытки румыно-немецких войск проникнуть на территорию Бессарабии неизменно разбиваются о мужество и силу наших бойцов: румынские холопы Гитлера надеялись «молниеносно» пройти за немецкими войсками по Бессарабии. Одураченные Гитлером румынские генералы жестоко просчитались» (1 июля 1941 года).
 
Из выступления И. Антонеску на заседании румынского правительства:
«Рискуя быть непонятым некоторыми традиционалистами, которые, возможно, имеются среди вас, я выступаю за насильственную миграцию всего еврейского элемента Бессарабии и Буковины, его нужно выставить за пределы наших границ. Также я за насильственную миграцию украинского элемента, которому здесь нечего делать в данный момент.
Меня не волнует, войдем ли мы в историю, как варвары. Римская империя совершила целую серию варварских актов по отношению к современникам, и все же она была самым величественным политическим устройством.
В нашей истории не было более подходящего момента.
Если нужно, стреляйте из пулеметов» (8 июля 1941 года).
 
Из декрета-закона о введении смертной казни за сокрытие материальных ценностей:
Ст. 1. Склады и всевозможные материалы, оставленные врагом при отступлении, являются собственностью румынского государства. Все лица, знающие или располагающие подобным имуществом и складами, обязаны в течение 24 часов с момента опубликования данного постановления передать их румынским властям или выдать лиц, располагающих ими.
Ст. 3. Все лица, не выполняющие вышеуказанные предписания…, подвергаются смертной казни в течение 24 часов.
Руководитель румынского государства и Председатель Совета министров генерал Ион Антонеску» (9 июля 1941 года).
 
Газета «Защитник Родины»:
 
«Недалеко от села Н. снизился фашистский самолет, подбитый в воздушном бою. Вражеского летчика заметил крестьянин-молдаванин, работавший в это время в поле. Подойдя к офицеру и прикинувшись простачком, он предложил помочь. Фашист с радостью согласился. Этого и добивался советский патриот. Он доставил бандита в распоряжение воинских властей» (1941, 11 июля).
 
17 июля 1941 года Антонеску, находившийся в Бельцах, отдал распоряжение создать по всей Бессарабии концентрационные лагеря и гетто. В августе того же года на территории Бессарабии было создано 49 лагерей и гетто. Крупнейшими из них были лагерь в Вертюжанах — 23 000 человек, лагерь в Секуренах — 20 000 человек и лагерь в Единцах — 13 000 человек. Вместе с евреями в эти лагеря ссылались цыгане, всего 36 000 человек. Из всех этих цыган только 6 100 были из Бессарабии, остальные — из присоединённых областей Украины и Румынии. Близ Тирасполя по приказу румынских властей было сосредоточено 300 000 цыган не только из Молдавии, но и из Украины и Румынии. Там они подвергались массовой экзекуции.
В Кишинёве было образовано гетто, примыкавшее к Вистерниченам. Его границы проходили по улицам Харлампиевской, Кожухарской, Вознесенской и Павловской. В гетто могло одновременно находиться до 11 000 человек. Румынские солдаты часть из них расстреляли в Вистерниченах, в Гидигиче, на Оргеевском шоссе. Также массовые расстрелы еврейского населения проводились по всей Молдавии. В Косоуцком лесу были убиты 6 000 человек, в концентрационном лагере у Вертюжен погибли 7 560 евреев, в Дубоссарах румыны расстреляли 12 000 человек.
После образования Транснистрии румынское правительство приняло решение депортировать всех бессарабских евреев за Днестр. 7 сентября начальникам лагерей была разослана инструкция о том, как проводить депортации. Согласно ей, евреев необходимо было собирать в конвои под контролем румынских солдат и пешим ходом отправить в Заднестровье по заранее намеченным маршрутам. Через каждые 10 километров было вырыто по яме приблизительно на 100 человек каждая. Те люди, которые не могли идти, подлежали расстрелу. Тела погибших нужно было сбрасывать в эти ямы.
9 декабря второй этап по ликвидации бессарабских евреев был завершен. Всего в Транснистрию попало 200 000 человек из Бессарабии и Буковины. После боев за Одессу в Транснистрию отправились еще и одесские евреи, а из-за Южного Буга в концентрационные лагеря Транснистрии попали и украинские евреи. Местные лагеря не были рассчитаны на такое количество людей, поэтому конвои постоянно совершали переходы от одного лагеря к другому. Те евреи, которые попадали в лагеря, подлежали уничтожению. В лагерях часто не было построек, пригодных для жизни, и пропитания. Так как была зима 1941—1942 годов, многие гибли от холода. Хуже всего ситуация сложилась в жудеце Голта. Там находились такие концентрационные лагеря, как Богдановка и Доманевка.
Не жалели «румынские братья» и молдаван Бессарабии, Транснистрии и Буковины.
 
Из указаний генерала Антонеску оккупационной администрации Бельского уезда:
«При самом незначительном сопротивлении со стороны населения – расстреливать на месте. Население Бессарабии подвергнуть проверке. Подозрительных и тех, которые выступают против нас, нужно уничтожать» (17 июля 1941 года).
 
Распоряжение штаба 4-й румынской армии кишиневской полиции:
Честь имеем просить Вас соизволить принять строгие меры по обследованию местных сел и лесов с целью ареста всех внушающих подозрение, а также казни лиц, виновных в нападении на военных и военные колонны.
Начальник штаба генерал Н. Паланджяну. Начальник 2-го отдела полковник И. Чокан.
 
«Идейные борцы» с большевизмом
 
 
Из сообщения Советского информбюро:
Массовые убийства и грабежи совершаются по прямому приказу германских и румынских властей. В приказе начальника штаба 14-й румынской дивизии полковника Николаеску за № 24 220 говорится: «Хлеб, крупный рогатый скот, домашняя птица – все это должно быть изъято у населения. В каждом доме необходимо производить тщательные обыски и забирать все без остатка. За утайку продовольствия, за малейшее сопротивление – расстреливать на месте, а дом сжигать».
Далее полковник Николаеску, отмечая, что румынские офицеры «отправляют к себе домой целые обозы с реквизированными продуктами и вещами», призывает их умерить свои аппетиты и, прежде всего, заботиться о нуждах фронта (13 августа 1941 года).
 
Уведомление губернаторства «Бессарабия» областному инспекторату полиции:
«С почтением уведомляем Вас, что приказом № 8542 от 14 IX с.г. господин маршал Антонеску распорядился, чтобы все жители русской национальности и все те, что служили при большевиках, считались подозрительными. Губернатор Бессарабии генерал К. Г. Войкулеску» (17 сентября 1941 года).
 
Из письма губернатора «Транснистрии» Г. Алексяну, адресованного И. Антонеску:
Армия поставила нас в известность, что для удовлетворения своих нужд ей нужны приблизительно 10 тысяч голов скота. Таким образом, остается у нас излишек в 15 тысяч голов, которые мы решили отправить в страну. Крайне необходимо, чтобы Вы соблаговолили распорядиться, каким сельскохозяйственным палатам отправить этот скот, учитывая, что он симментальской породы и гибридной, хорошо смогут размножаться в холмистых и горных областях как Мунтении, так и Молдовы.
Помимо рогатого скота мы собрали и каракулевых овец – было переправлено 17 500 овец. Думаю, что сможем дать 20 000 овец на все сборные пункты.
В отношении свиней, я уже указывал, что дадим 4 000 голов; часть из них уже находится в пути к сборным пунктам.
До 31.Х 1941 г. сдали следующие продукты: 743 542 кг пшеницы, 179 931 кг картофеля, 39 443 кг проса, 38 763 кг ячменя, 8 326 кг шерсти, 14 725 кг кожевенного сырья, 2 116 кур.
Общая стоимость этого экспорта равняется 14 500 00 лей.
До сих пор мы отправили или имеем на сборных пунктах ценности на следующую сумму: скот – всего на 470 000 000 леев. Овцы – всего на 40 000 000 леев. Шерсть – на 2 000 000 леев. Кожсырье (2,5 вагона) – на 1 250 000 леев. Пшеница (150 вагонов) – на 15 000 000 леев. Итого – 627 250 000 леев.
Губернатор «Транснистрии» Г. Алексяну» (1 ноября 1941 года).
 
Из выступления И. Антонеску на заседании Совета министров Румынии:
«Транснистрия должна обходиться своими средствами, она должна быть так организована, чтобы существовать за счет своих ресурсов, так как в румынском государстве нет необходимых запасов, чтобы снабжать ее, ни по линии сельскохозяйственной, ни промышленной, ни торговой.
Эта область должна обеспечивать нас продуктами питания и удовлетворять все потребности войск, находящихся там. Война обошлась нам в 170 миллиардов леев, и мы приложим все усилия, чтобы вырвать из Транснистрии 10-15-20 или 40 миллиардов леев. Если будем находиться там дольше и вывезем больше, тем лучше» (13 ноября 1941 года).
 
Из приказа губернаторства «Бессарабия»:
Гражданским служащим запрещается разговаривать во время службы на чужом языке. Лицам, служащим на частных предприятиях общественного пользования запрещается разговаривать на чужом языке при публике, которую они обслуживают.
Персоналу торговых предприятий запрещается говорить на чужом языке во время торговых операций. Учащимся запрещается разговаривать на чужом языке. Запрещена публичная реклама товаров на чужом языке (немецкий язык не считался чужим и преподавался в школе как иностранный – А.В.).
Категорически запрещено ношение русских фуражек.
Нарушение предписаний карается тюремным заключением от одного месяца до двух лет. Одновременно с тюремным заключением суд может приговорить к штрафу от 2 000 до 20 000 лей и лишению прав занимать государственную должность на шесть лет.
Губернатор генерал К. Войкулеску» (15 ноября 1941 года).
 
Из приказа губернаторства «Транснистрия»:
Со дня опубликования и объявления настоящего приказа ежедневная порция для каждого лица гражданского населения Транснистрии устанавливается в 200 г (двести граммов) пшеницы в день. Губернатор Г. Алексяну» (9 декабря 1941 года).
 
Из докладной записки агента сигуранцы:
«Забота о собственном благе наблюдается во всем. Одни имеют очень много, другие – ничего. Это вызывает неблагоприятные комментарии в адрес правителей страны. Многие, особенно высшие чиновники, имеют все необходимое – продовольствие и промтовары…, а другие – мелкие и рядовые служащие – не имеют ничего. Много таких людей, которые днями не кушают хлеба, так как не могут его достать.
Спекуляция процветает. Максимальные цены существуют только на бумаге. Торговля в Кишиневе – это настоящее издевательство. В бакалейных магазинах коммерсант поступает, как ему заблагорассудится. Продает продукты первой необходимости по повышенным ценам.
В торговле же промышленными товарами еще больше издевательства. В связи с тем, что никто серьезно цены не проверяет, скачки цен в этой области фантастичны. Те, что прибыли сюда для «румынизации торговли», в течение нескольких месяцев разбогатели, сколотив миллионы…». Агент «Др. Токерамо» (18 марта 1942 года).
 
Из докладной записки Управления пропаганды губернаторства «Бессарабия» Министерству пропаганды Румынии:
Часть II. Пропаганда в Бессарабии.
В резолюции, наложенной господином маршалом Ионом Антонеску на докладе господина губернатора Бессарабии, очень хорошо сказано: «Там следует организовать сильную пропаганду по перевоспитанию».
В первую очередь необходимо внедрять идею о существовании единого румынского государства и единой румынской народности, проживающей на всей территории страны, следовательно, и в Бессарабии.
Так как бессарабский крестьянин всегда считал себя молдаванином, а не румыном, и смотрел на выходцев из Старого королевства с некоторым пренебрежением, что является следствием того, что он находился в составе великой империи…, то налицо настоятельная необходимость в изменении их образа мышления…
Необходимо развернуть самую серьезную пропагандистскую деятельность путем публикаций, выступлений, средствами театра, кино и особенно радио.
Заместитель директора Д. Мыцулеску» (4 июня 1942 года).
 
Из Предписания губернаторства «Бессарабия» подведомственным органам власти:
Установлено, что с момента отвоевания Бессарабии и до настоящего времени в школах, государственных учреждениях и, к несчастью, в селах не отреклись от некоторых обычаев и тенденций, которые доказывают полнейшее непонимание духа нынешнего времени и программы всеобщей румынизации.
Эти тенденции проявляются в использовании русских имен учащимися, служащими и даже сельскими жителями, которые заменяют чисто румынские имена их эквивалентами в русском языке.
Учащиеся, служащие и крестьяне продолжают называть себя вместо Думитру, Василе, Ион, Константин, Михай и т. д. – Митя, Вася, Ваня, Костя, Миша и т.д.
Самым печальным и непонятным является то, что эта аномалия отмечается у большинства чисто молдавских семей, которые по непонятным причинам настойчиво пользуются русскими именами, сохраняя, таким образом, в активном состоянии русский дух.
Устранение этих дурных привычек является первостепенной и главной задачей при выполнении всеобщей и обязательной румынизации духа, настроения и атмосферы в Бессарабии. Все руководители органов власти и учреждений должны принять меры и следить за исполнением следующих распоряжений:
1. Преподавателям и учителям школ записывать в журнал учащихся только с румынскими именами (для румын).
2. В своем повседневном общении учащимся пользоваться только этими именами, налагая на нарушителей этих распоряжений дисциплинарные меры взыскания. В случае явного упрямства – исключать из школы.
3. В официальных документах учреждений и в своих взаимоотношениях служащие не должны искажать румынские имена, заменяя их русскими. На нарушителей будут наложены взыскания, вплоть до увольнения с работы.
4. В сельской среде священники, учителя и все государственные служащие должны действовать силой убеждения, доказывая селянам, что те являются румынами, а использование русских имен – недостойный и позорный поступок.
5. Начальники бюро ЗАГС не будут выдавать справки, а священники не будут крестить молдавских детей с чисто русскими именами (Всеволод, Игорь, Татьяна, Люба и т.д.) или с румынскими русифицированными именами. Будет отказано в занесении в книги ЗАГС новорожденных молдавских детей с русскими именами.
Губернатор К. Войкулеску, директор Т. Гочиман (6 июня 1942 года).
 
Из уведомления о ходе выполнения приказа И. Антонеску:
«Губернатор Транснистрии сообщает, что имеет в своем распоряжении: скота 10 000 голов, свиней – 20 000, поросят – 30 000, овец – 7 000, кур – 1 000 000, цыплят – 30 000. Совещание с участием представителя Министерства внутренних дел и представителя губернаторства Транснистрии постановило отправить первые эшелоны со скотом» (июль 1942 года).
 
Из донесения дубоссарского жандармского легиона:
Сельское и городское население недовольно претворением в жизнь приказа № 1115/943 губернаторства Транснистрии, согласно которому каждый житель обязан сдать государству по 50 кг мяса, для чего жители должны сообща покупать скот и сдавать его живым государству, а также вносить контрибуцию молоком, яйцами, домашней птицей и т.д. Их недовольство объясняется тем, что они не имеют возможности выполнить эти обязательства, так как лишены самого необходимого для повседневного существования. Начальник дубоссарского жандармского легиона подполковник П. Думитреску (30 июля 1943 года).
 
Губернатор Бессарабии профессор Алексяну докладывает маршалу Антонеску, что «эвакуированные в Транснистрию цыгане представляют с точки зрения обеспечения одеждой жалкую картину: тысячи мужчин, женщин и детей совершенно раздеты» (1 августа 1943 года).
 
Из сводных данных 1943 года (на 1 августа):
Из Бессарабии, Буковины и Транснистрии вывезено:
Зерна – 120 034 вагона на сумму 24 317 890 551 лей.
Продовольствия – 37 162 вагона на сумму 16 777 011 191 лей.
Фураж, овощи – 72 330 вагонов на сумму 6 506 388 500 леев.
Дрова – 54 049 вагонов на сумму 1 080 651 939 леев.
Скот – 577 468 голов на сумму 8 495 951 412 леев.
Кожа (шкуры) – 252 659 штук на сумму 165 466 045 леев.
Птица – 964 211 штук на сумму 224 435 250 леев.
Разное (сельхозинвентарь, горная руда, инструменты) – 26 358 вагонов на сумму 5 028 559 360 леев.
Всего вывезено на сумму 65 миллиардов 596 миллионов 381 тысячу 248 леев. В данные не вошло вывезенное немецкой военной и гражданской администрацией (7 августа 1943 года).
 
Из распоряжения И. Антонеску:
Мои предписания таковы: в кратчайший срок и в мельчайших подробностях, используя опыт проделанной ранее работы, подготовить дело так, чтобы оценка, транспортировка фабрик и оборудования начались немедленно.
За машины ничего абсолютно платить не будем. Они являются военной добычей. Если мы их передадим румынской промышленности, то последняя ее оплатит, а вся их стоимость поступит в государственный бюджет.
Думаю, что это самое здравое решение. Мы должны быть готовы к самому худшему. Такая же проблема ставится перед Буковиной, Бессарабией и даже перед Молдовой. Мы не должны оставить противнику никакой промышленности. Мы должны ее вывезти в самых лучших условиях, упаковать оборудование в ящики, отправить и сложить его на складах, то ли для того, чтобы установить его в каком-то районе Мунтении, то ли будем держать его до мирного урегулирования между нами и русскими, которое не может ни в коем случае привести нас к потере Бессарабии и Буковины, но мы не должны допустить, чтобы эти машины были разрушены.
Еще раз подчеркиваю, что эти меры должны быть приняты в отношении Транснистрии, Бессарабии и даже Молдовы (22 сентября 1943 года).
 
Из сообщений министерств и ведомств Президиуму Совета министров Румынии:
Губернаторство Транснистрии ставит в известность, что подготовило вывоз промышленного оборудования. Работа по его вывозу уже началась, оборудование некоторых промышленных предприятий уже в пути, а другое уже вывезено.
Заводы и оборудование, намеченные для армии, в большинстве уже вывезены. Заводы и оборудование для частной промышленности вывезены только частично. Многие промышленники подписали акты оценки и приемки этих фабрик, но не приступили еще к вывозу. Они бы хотели их заполучить по более выгодной цене (7 октября 1943 года).
 
Из письма Государственного секретариата снабжения Румынии губернатору «Бессарабии»:
Министерство национальной обороны остро нуждается в этом году минимум в 7,5-8 миллионах кг шерсти. Честь имеем просить Вас соблаговолить распорядиться, чтобы перфекты принимали суровые и безотлагательные меры, а примары проконтролировали по учетным карточкам, ведомостям, сдали ли жители всю причитающуюся по закону шерсть. Обязать тех, кто не сдал всю шерсть, сдать ее немедленно, обратив их внимание, что они будут подвергнуты суровым мерам наказания, большим штрафам, конфискации шерсти и интернированию в лагерь.
За министра государственного секретаря — Буруянэ, за директора – Пэунеску (9 октября 1943 года).
 
Из распоряжения претуры Дубоссарского района примариям и жандармским постам:
Примите самые срочные меры, чтобы до 15 ноября с.г. обмолот был закончен. Имейте в виду, что в настоящее время молотьбу можно вести и ночью, при лунном свете. Никакие причины не будут приниматься во внимание. В течение недели рабочие будут направляться на молотьбу по именному списку, одна группа днем, другая ночью. О невыходе или опоздании на работу примар сообщает письменно в тот же день начальнику жандармского поста, который в течение 24-х часов с оформленными документами направит виновного для заключения в лагерь.
Господа начальники жандармских постов и примары отвечают за точное выполнение настоящего приказа.
Претор Дубоссарского района д-р Ш. Кристиан. Начальник с/хозяйственного отдела инженер-агроном М. Василеску (3 ноября 1943 года).
 
Из сообщения губернаторства «Бессарабия» кишиневскому областному инспекторату полиции:
Население г. Бендеры встревожено отсутствием хлеба. Из восьми имеющихся в Бендерах булочных работают только четыре, в связи с чем ежедневно сотни людей остаются без хлеба, хотя и теряют по 2-3 часа в очередях. Во многих случаях возникает необходимость вмешательства полиции, чтобы разогнать вопящую возле пустых булочных публику. В народе говорят: «Имеем пшеницу повсеместно, а умираем с голоду. При большевиках мы были обеспечены хлебом» (9 ноября 1943 года).
 
Из указаний И. Антонеску губернаторам:
Следует уточнить, чтобы не вводить меня в заблуждение, и правильно указать, что вывозится из Транснистрии через Бессарабию и что вывозится из Бессарабии. Мы не должны оставлять в Транснистрии то, что можем вывести и использовать в стране (под термином «страна» — Цара – подразумевалась территория непосредственно королевской Румынии, без губернаторств – примечание А.В.).
Если в Транснистрию придут немецкие войска, то они будут брать там всё для содержания своих войск, ибо нужды войны исключают необходимость соблюдения правил. Поэтому лучше нам вывести зерновые, нежели оставить их там.
Я борюсь, чтобы война не пришла на территорию нашей страны. Я воюю, чтобы избежать такой альтернативы, но это, однако, не зависит только от моего желания. Следовательно, приложите все силы; и если кто-то не станет на этот путь, его нужно призвать к порядку со всей жестокостью, даже пулей.
Одновременно мы должны там действовать как хорошие и предусмотрительные хозяева и вывести все излишки продукции из Бессарабии. Что касается фабрик, у нас создается в ряде случаев чрезмерное перенасыщение, и поэтому нам не следует перетруждать себя завозом новых фабрик.
Однако это не означает, что такой завод должен быть оставлен противнику. Его следует забрать, демонтируя самое главное, и сложить его на складах. Если этого сделать не сможем, то должны взорвать его.
Все лица, пойманные с оружием, которые занимаются мятежами или дискредитацией внутреннего порядка, должны быть расстреляны.
Господа губернаторы, если в какой-то миг проявите слабость, вы же поплатитесь своей головой. В ваших руках военная и административная власть, вы несете ответственность и имеете полную свободу действовать так, как подсказывает вам сознание румына. Любое проявление слабости в этом отношении обойдется дорого румынской нации. С такой нацией я не хочу иметь дело до самой смерти. Вы знаете мою точку зрения. Сам я во многих случаях спасал нацию. Сам я ее спасу и сейчас, если не будете выполнять свой долг.
Вам предоставлена полная свобода действий. Если кто-то является подозрительным, нужно его немедленно наказать. Остальных соберите в трудовые лагеря. Пока что, в Бессарабии мы их должны собрать и создать из них трудовые отряды для работы на шоссейных и железных дорогах и т.д. … (16 ноября 1943 года).
 
Из ведомости сельскохозяйственных и продовольственных товаров, поставленных губернаторством «Транснистрия» немецко-фашистской армии в 1943 году (с августа до 1 декабря):
Зерновые – 11 317 вагонов на сумму 2 149 440 000 леев.
Овощи – 7 026 ваг. на сумму 1 483 150 000 леев.
Сахар – 28 ваг. на сумму 45 650 000 леев.
Птица – 211 072 голов на сумму 50 650 000 леев.
Жиры – 154,3 ваг. на сумму 298 460 000 леев.
Фураж – 2 175 ваг. на сумму 85 000 000 леев.
Масличные – 905 ваг. на сумму 228 000 000 леев.
Скот – 104 349 голов на сумму 1 979 940 000 леев.
Консервы – 69,2 ваг. на сумму 23 920 000 леев.
Продовольствие – 945 ваг. на сумму 461 170 000 леев.
Сырье – 60 ваг. на сумму40 600 000 леев.
Разные – 1,2 ваг. на сумму 497 730 000 леев.
Всего на сумму – 7 миллиардов 343 миллиона 350 тысяч леев.
 
Из сообщения кишиневского областного инспектората полиции генеральной дирекции полиции:
Через пункт переправы с 11-26 февраля сего года вывезено из Транснистрии в страну 31 вагон зерна, 34 ваг. семян сахарной свеклы и 98 ваг. со скотом. В этот же промежуток времени вывезено в Германию 258 ваг. зерна и 4 ваг. семян подсолнуха.
Через пункт переправы Бендеры в период времени 13-27 февраля с. г. Из Транснистрии было вывезено: 84 ваг. кукурузы, 68 ваг. пшеницы, 34 ваг. ячменя, 18 ваг. ржи, 34 ваг. подсолнуха, 10 ваг. гороха, 10 ваг. семян свеклы, 2 ваг. овощей, 35 ваг. сахара, 1 ваг. живности, 4 ваг. табака, 2 ваг. хлопка, 71 ваг. металлолома, 24 ваг. машин и инструментов, 19 ваг. старого чугуна, 5 ваг. различных материалов, 3 ваг. машин и запчастей, 1 ваг. грузовиков, 11 ваг. металлических сосудов, 1 ваг. молотилок и локомотивов, 42 ваг. огнеупорного кирпича, 9 ваг. амбаров, 5 ваг. передвижных приспособлений, 5 ваг. солей, 3 ваг. кожевенного сырья, 5 ваг. лошадей, 3 ваг. повозок, 5 ваг. мрамора, 1 ваг. мебели, 1 ваг. инвентаря, 1 ваг. бензина, 1 ваг. рафинированного масла, 1 ваг. труб, 1 ваг. покрышек и 1 ваг. разных товаров.
Начальник службы сигуранцы секретарь полиции В. Трифу (4 марта 1944 года).
 
Из донесения областного инспектората полиции генеральной дирекции полиции:
Через пункт следования Резина Оргеевского уезда с 26 февраля до 11 марта с. г. было перевезено из Транснистрии в Румынию 187 ваг. зерновых, 3 ваг. семян подсолнуха, 6 ваг. живности (скота), 67 ваг. жеребят и 349 голов рогатого скота.
Через пункты следования Бугаз-Аккерман с 22 февраля до 10 марта с. г. были перевезены из Транснистрии в Румынию 11 ваг. кукурузы, 13 ваг. пшеницы, 9 ваг. овса и 8 ваг. ячменя.
Через пункт следования Бендеры с 28 февраля до 13 марта с. г. были осуществлены из Транснистрии следующие перевозки: 77 ваг. кукурузы, 140 ваг. пшеницы, 51 ваг. ячменя, 49 ваг. ржи, 9 ваг. овса, 16 ваг. подсолнуха, 1 ваг. гороха, 1 ваг. семян свеклы, 1 вагон хлопка, 2 ваг. табака, 2 ваг. продовольствия и напитков, 3 ваг. вина, 17 ваг. сахара (16 марта 1944 года).
 
Яссо-Кишиневская операция
 
За время своего короткого господства румынские «братья» сняли и вывезли в Румынию рельсы с 200 (из 840) километров железнодорожных путей МССР, взорвали 322 моста, вырубили 30 тысяч гектаров садов и виноградников. Оккупанты уничтожили 76 % жилого фонда города Кишинёва, 71 % Оргеева, 70 % Бендер. Они разрушили 350 из 427 больничных учреждений. От голода и болезней только за два года оккупации в Молдавии погибли около 200 тысяч граждан. Массовый вывоз оккупантами продовольствия, сельскохозяйственного инвентаря и промышленного оборудования стал основной причиной голода 1946-47 годов в Молдавии и в прилегающих к ней районах Украины.
Самой Румынии оголтелый великодержавный и националистический бред обошёлся в 600 тысяч жизней. Сколько из этого числа составляют насильно загнанные в румынскую армию молдаване — до сих пор неизвестно. Граждане Молдовы – ветераны румынской армии – приравнены к ветеранам Великой Отечественной войны.
 
Сложившаяся к августу 1944 года военно-политическая обстановка потребовала приступить к решительным действиям на ясско-бухарестском направлении. Советским войскам предстояло наступать на румынской земле, на территории государства, являвшегося сателлитом фашистской Германии и участвовавшего в агрессии против СССР.
На территории Румынии и Молдавии действовала группа армий «Южная Украина» под командованием генерала Г. Фриснера. Генерал Фриснер и его штаб полагали, что удар советских армий может быть нанесен в междуречье Сирета и Прута и на Кишинев. Именно поэтому они создали наиболее плотные боевые порядки войск в междуречье и в центре, на кишиневском выступе. На этом выступе занимали оборону 14 отборных дивизий 6-й немецкой армии, а правее и левее их находились румынские, менее боеспособные дивизии.
В основу замысла операции легло намерение Ставки Верховного Главнокомандования воспользоваться выгодной конфигурацией линии фронта и слабостью флангов центральной вражеской группировки для ее окружения и уничтожения.
На участках прорыва вражеской обороны фронты сосредоточили основные силы, достигнув многократного превосходства над противником. Была обеспечена высокая плотность артиллерии — 240- 280 орудий и минометов на 1 км фронта. Объяснялось это намерением советского командования в возможно короткий срок прорвать сильную оборону противника и вывести наступающие войска в ее оперативную глубину.
Противник долгое время оставался в неведении о готовящейся операции. И лишь 18 августа командование группы армий «Южная Украина» пришло к мнению, что в ближайшее время начнется большое наступление 2-го и 3-го Украинских фронтов. Однако это был запоздалый вывод — немецкое командование уже не располагало временем для того, чтобы предпринять какие-либо существенные контрмеры.
Утром 20 августа на врага обрушился мощный артиллерийский удар. Главная полоса его обороны подвергалась огневому воздействию на всю глубину — на 4-6 км. За первые два дня наступления войск 2-го Украинского фронта 27-я и 52-я армии прорвали оборону противника на глубину до 25 км. Занимавшие оборону на участке прорыва пять неприятельских дивизий были разгромлены в первый же день операции.
Германское командование, несмотря на тяжелое положение, создавшееся на стыке 6-й немецкой и 3-й румынской армий, не сняло из-под Кишинева ни одной дивизии. Оно ошибочно полагало, что удар с днестровского плацдарма — вспомогательный, что главные события должны последовать на кишиневском направлении. Это заблуждение врага советское командование поддерживало в течение почти трех месяцев, имитируя разными мерами сосредоточение больших сил в районе восточнее и северо-восточнее Кишинева.
За два дня вражеская оборона была сокрушена. 24 августа 5-я ударная армия выбила врага из Кишинева.
В то же время произошли события, способствовавшие крушению южного фланга немецкого фронта. Румынский король Михай 23 августа организовал государственный переворот и устранил от власти диктатора Антонеску; вслед за тем он объявил по радио, что Румыния приняла предложенные ей условия перемирия. На следующий день румынские войска прекратили сопротивление.
Сразу же после переворота в Румынии немецкие войска выступили против своего бывшего союзника. Командующий группой армий «Южная Украина» Фриснер попытался установить контроль над Бухарестом и находящимся вблизи него аэродромом Бэняса, но в условиях разгрома и окружения немецких войск под Яссами сделать это оказалось невозможно. Немецкие войска с 25-го по 28-е августа вели бои в городе с румынской армией; в это же время немецкая авиация бомбила город.
Румынское правительство настаивало, чтобы Советский Союз не занимал Бухарест; однако присутствие немецких контингентов в городе делало ситуацию неустойчивой. 31 августа стоявшие под Бухарестом уже два дня армии 2-го Украинского фронта вошли в город. 12 сентября с Румынией было подписано перемирие.
Операция, получившая название Яссо-Кишиневской, завершилась крупным стратегическим успехом. Румыния вынуждена была перейти на сторону союзников и включилась в военные действия на их стороне; Германия лишилась важнейшего стратегического сырья — румынской нефти. Коммуникации немецких войск в Югославии и Греции оказались под угрозой, и немцам пришлось начать эвакуацию войск с Балканского полуострова.
Сокрушительные удары Красной Армии под Яссами и Кишиневом создали благоприятные внешние условия для устранения фашистского режима в Румынии и вывода её из войны на стороне Германии.

  • Manstein и Odin это нравится



Кто читал эту тему? (Всего : 8) Ivan0130: sergei69: Рон: Узурпатор: Софья: Надежда: Sergiy: Elanul:

Сперва дай людям, потом с них спрашивай.





Добро пожаловать на www.73.odessa.ua!

Зарегистрируйтесь пожалуйста для того,
что бы вы могли оставлять сообщения и
просматривать полноценно наш форум.