Перейти к содержимому


Фотография

"И НАЗВАН ТОТ ГОРОД ГЕРОЕМ..."


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 19

# Odin

Odin

    Воин одиночка


  • OFFLINE
  • Доверенные
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • Активность
    520
  • 619 сообщений
  • Создал тем: 73
  • 267 благодарностей

Отправлено 30 Ноябрь 2013 - 10:25

     В данной теме хотелось бы увидеть участие фронтовых корреспондентов в первые дни войны, их публикации, стихи, рассказы, очерки о боевых буднях Красной Армии, о простых труженниках той страшной войны в Одессе и области, которые были опубликованы в фронтовых и местных газетах.

 

 

               

[font="freesetc;"]Аркадий ВАЙНЕР, Эдуард КУЗНЕЦОВ[/font]

[font="'kabelc-demi';"]"И назван тот город героем..."[/font]

[font="petersburgc;"]История Одессы, к сожалению, состоит не только из трудовых будней.[/font]

[font="petersburgc;"]Не раз приходилось городу оказываться в эпицентре боевых действий. Само возникновение Одессы было связано со стратегическими целями обороны южных границ государства. Военная слава Одессы связана с громкими именами А.В. Суворова, Г.А. Потемкина,Таврического, А.Г. Орлова , Чесменского, О.М. де Рибаса, Г.И. Котовского, Р.Я. Малиновского...[/font]

[font="petersburgc;"]Особая страница в истории города — ожесточенные схватки в начале [/font][font="petersburgc;"]Великой Отечественной войны. С 10 августа по 16 октября 1941 года велась героическая оборона Одессы. Захватчики, несмотря на превосходящие силы, не могли овладеть городом в течение двух месяцев. В этот период в боевых действиях участвовали не только регулярные части армии, но и местное население. Не оказались в стороне и творческие работники — считали себя мобилизованными писатели и журналисты, актеры и музыканты.[/font]

[font="petersburgc;"]Об этих героических днях будут писать книги, снимать кинофильмы, [/font][font="petersburgc;"]петь в песнях. О них проникновенно напишут одесситы, задушевно споет Л. Утесов:[/font]

[font="petersburgc;"]Родная земля, где мой друг молодой[/font]

[font="petersburgc;"]Лежал, обжигаемый боем...[/font]

[font="freesetc;"](С. Кирсанов)[/font]

[font="petersburgc;"]Хотелось лечь, прикрыть бы телом[/font]

[font="petersburgc;"]Родные камни мостовой...[/font]

[font="freesetc;"](В. Дыховичный)[/font]

[font="petersburgc;"]Немало знаменитых людей оказалось рядом с Одессой в летние [/font][font="petersburgc;"]и осенние дни 1941 года. Б. Горбатов, К. Симонов, С. Михалков, К. Паустовский, Л. Соболев, Б. Галанов, А. Левада, В. Поляков, И. Френкель,[/font]

[font="petersburgc;"]М. Табачников и многие другие так или иначе были связаны с обороной [/font][font="petersburgc;"]города и с войсковыми подразделениями, принимавшими участие в боевых операциях. [/font][font="petersburgc;"]Многие писатели практически в первые же дни войны включились [/font][font="petersburgc;"]в борьбу с врагом. Борис Горбатов уже 25 июня выехал из Москвы на Южный фронт в качестве сотрудника газеты "Во славу Родины". Редакция газеты вместе с боевыми частями перемещалась по территории Украины: [/font][font="petersburgc;"]Винница, Ворошиловград, Одесса... Редактором ее был М. Погарский, ранее возглавлявший газету "Красный воин.[/font]

[font="petersburgc;"]     [/font][font="petersburgc;"]В ту же газету, что и Горбатов, в первые недели войны был направлен [/font][font="petersburgc;"]С. Михалков. Известный как писатель, сатирик, он и назначение в газету получил в сатирическом духе. В приказе значилось: "Интенданта второго ранга Михалкова Сергея Владимировича назначить писателем фронтовой газеты "Во славу Родины". Так летом 1941 года Михалков оказался в Одессе. [/font][font="petersburgc;"]Ежедневные бомбежки города вызывали массовые разрушения и гибель [/font][font="petersburgc;"]мирного населения. Один из типичных случаев произошел и с корреспондентами газеты "Во славу Родины". Налет вражеской авиации застал их на [/font][font="petersburgc;"]улице Пушкинской. Попавшей бомбой был разрушен один из старинных [/font][font="petersburgc;"]домов, между колонн которого укрылись несколько человек. Из под рухнувших стен был извлечен белый от извести невредимый Михалков, другим, в том числе секретарю редакции И. Друзю, спастись не удалось.[/font]

[font="petersburgc;"]      Михалков, работая в газете, часто выступал перед бойцами, читая басни и стихи, имея заслуженный успех. Он был личностью своеобразной и, [/font][font="petersburgc;"]к сожалению, не мог похвастаться безоговорочным уважением окружающих. Некоторый цинизм и беспринципность в его поведении были настоль заметны, что еще в довоенные времена давали поводы как для добродушных, так и для злых сатирических нападок. Годы войны не явились [/font][font="petersburgc;"]исключением. 1943 годом датирована анонимная эпиграмма "Новости [/font][font="petersburgc;"]с фронта":[/font]

[font="petersburgc;"]Наш Серега в блиндаже[/font]

[font="petersburgc;"]У начальства лижет же...[/font]

[font="petersburgc;"]Глядь — представлен он уже![/font]

[font="petersburgc;"]Даже за любимые басни Михалкову доставалось по полной программе.[/font]

[font="petersburgc;"]И. Эренбург:[/font]

[font="petersburgc;"]Все знают басни Михалкова.[/font]

[font="petersburgc;"]Он пишет очень бестолково,[/font]

[font="petersburgc;"]Ему досталась от Эзопа[/font]

[font="petersburgc;"]Не голова, а только ...[/font]

[font="petersburgc;"]Несколько мягче и значительно позднее написали А. Иванов[/font]

[font="petersburgc;"]и А. Рейжевский:[/font]

[font="petersburgc;"]Как баснописца не отметить![/font]

[font="petersburgc;"]Его талант, активность, пыл![/font]

[font="petersburgc;"]Крылов не смог его заметить,[/font]

[font="petersburgc;"]А то бы так благословил!..[/font]

 


  • NETSLOV это нравится



Кто читал эту тему? (Всего : 11) Skiba: rus: Stalker: Ivan0130: БВК: bmd: Capt. White: Cartgal: Софья: paradip: Виктор Дорохин:

И ОДИН В ПОЛЕ ВОИН, ЕСЛИ ОН ХОЧЕТ ИМ БЫТЬ,,,


Поблагодарили 2 Пользователи:
without a name , NETSLOV

# Odin

Odin

    Воин одиночка

  • Topic Starter

  • OFFLINE
  • Доверенные
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • Активность
    520
  • 619 сообщений
  • Создал тем: 73
  • 267 благодарностей

Отправлено 30 Ноябрь 2013 - 10:36

Так же, как и Горбатов, Симонов с первых дней войны стал фронтовым журналистом. В июле 1941 года он работает в Одессе и пишет стихи, сумев объединить в них то, что волновало всех советских людей, — любовь к родине с любовью к близким и родным. Я не помню, сутки или десять Мы не спим, теряя счет ночам. Вы в похожей на Мадрид Одессе Пожелайте счастья москвичам... Может, врут приметы, кто их знает! Но в Одессе люди говорят: Тех, кого в России вспоминают, Пуля трижды бережет подряд... Для Симонова предвоенные и военные годы явились периодом поэтического взлета. Его стихи были на устах у всех. Его лирические и одновременно мужественные строки пришлись по сердцу советским людям. Понравились они и сатирикам, отметившим в своих миниатюрах некоторую авторскую браваду мужской грубостью и нежностью одновременно.

А. Раскин: Как подобает взрослому мужчине, Коньяк, табак, две порции тоски... В одной руке держу свои морщины, В другой руке — седые волоски! Недаром я прозвал тебя судьбою, Играй же мной, ликуя и скорбя! Присядь ко мне, я кончу цикл "С тобою", А то — гуляй, есть цикл и "Без тебя"... М. Шехтер: ...Я жил в снегах. Я ночевал в кювете. Шагал в пустынях. Бороздил моря. Меня читают взрослые и дети, И поЧИТАЮТ женщины. Не зря!.. Л. Лазарев, С. Рассадин, Б. Сарнов: Я пил за тебя в ресторанах Констанцы, Я спаивал вдрызг эмигрантский Харбин В кругу офицеров, забывших про танцы, Усталых, часами небритых мужчин... ...Шофер из Одессы, спецкор из газеты, И юный корнет, и седой генерал Трезвели мгновенно, когда из планшета Твою фотографию я доставал... Война оставила глубокий след в судьбе и творчестве Симонова. Циклвоенных романов по новому заставил оценить работу писателя и его гражданскую позицию. Завещание Симонова — распылить его прах над полем, где в первые дни войны проходило страшное сражение — говорит о глубочайших чувствах, пережитых им летом 1941 года.


  • NETSLOV это нравится

И ОДИН В ПОЛЕ ВОИН, ЕСЛИ ОН ХОЧЕТ ИМ БЫТЬ,,,


# Odin

Odin

    Воин одиночка

  • Topic Starter

  • OFFLINE
  • Доверенные
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • Активность
    520
  • 619 сообщений
  • Создал тем: 73
  • 267 благодарностей

Отправлено 30 Ноябрь 2013 - 10:42

Воспоминания о работе в газете Южного фронта и зарисовки быта осажденной Одессы оставил В. Поляков. Активный и энергичный сатирик, он много сделал еще в довоенное время для обновления эстрадного репертуара. Во время войны Поляков оперативно поставлял информацию в газету, выезжая по заданиям на передовую и не раз попадая в отчаянные переделки. Он обладал исключительной наблюдательностью и в силу особенностей своего характера даже в самые трагические моменты обращал 

внимание на комичные стороны происходящих событий. Особенность Полякова видеть смешное не раз обыгрывалось в эпиграммах. А. Иванов: У сатирика плодовитого Много острого, ядовитого, С перцем, солью, огню подобного, А в итоге — вполне съедобного. Сатирик отличался редкой самокритичностью и не обижался на острые эпиграммы в свой адрес. Как, например, на такую (автор Б. Кежун): — Скажи, сатирик, грустен от чего ты? — Перечитал свои остроты... Понимая стремление бойцов к шутке, снимающей напряжение, Поляков во фронтовых условиях начал устраивать импровизированные концерты с пародиями, песенками, анекдотами, смешными лекциями. Эти шутки привели к созданию сначала кукольного театра, а затем и театра миниатюр "Веселый десант". Театр завоевал большую популярность и с восторгом встречался бойцами на передовой. О "театральной" деятельности Полякова с юмором говорилось в сочиненной в редакции газеты песенке: Поляков усиленно хлопочет Над остротой собственной своей, Он бойцов под мышками щекочет, Чтоб они смеялись веселей. Для участия в театральных представлениях нужны были артисты, авторы текстов, музыканты. Благодаря энергии Полякова такие люди находились.

 


И ОДИН В ПОЛЕ ВОИН, ЕСЛИ ОН ХОЧЕТ ИМ БЫТЬ,,,


# Odin

Odin

    Воин одиночка

  • Topic Starter

  • OFFLINE
  • Доверенные
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • Активность
    520
  • 619 сообщений
  • Создал тем: 73
  • 267 благодарностей

Отправлено 30 Ноябрь 2013 - 11:00

Одним из деятельнейших сотрудников фронтового театра стал работавший в газете И. Френкель. Он оказался универсалом: писал стихи, тексты песенок, играл на баяне... На многие годы прославили его слова песни "Давай закурим!" Она получила повсеместное распространение, ее пели знаменитые артисты и люди, музыке абсолютно чуждые. Много было шуток по поводу песни: все отмечали ее сильнейшее влияние на курящих, а некоторые это влияние пытались нейтрализовать с помощью сатиры. С. Смирнов: — Давай закурим по одной! — Изрек певец во время оно. И стал родней, чем брат родной, Для табакура)дымогона...

..И зреет клич уже иной, Что чистый воздух нужен людям! — Давай закурим по одной... А по второй — давай не будем! Н. Глазков. О литературных влияниях: Илюша Френкель, фронтовой поэт, Однажды мне сказал: — Давай закурим! — И я курил все двадцать девять лет! А мы тут о влияниях толкуем, Напрасно называя имена. Есенин, Маяковский, Северянин И Блок не оказали на меня Столь долгого и вредного влиянья! Славу создателя песни "Давай закурим!" с Френкелем разделил композитор М. Табачников. На его долю выпало также немало реплик по поводу курения. Е. Женин: Пристрастие к табачным ароматам От папы с мамой уловив сполна*, "Давай закурим!" он напел солдатам, И... песню закурила вся страна. Табачников перед войной работал заведующим музыкальной частью Одесской киностудии и был известен как автор популярной песни "Ах, Одесса!". В дни войны он оказался в "Веселом десанте", где выполнял все возможные обязанности: писал музыку, пел, аккомпанировал на гитаре, пианино, аккордеоне. Одесская жизнь и впечатления от обороны города позже переплавились у него в песню на стихи С. Кирсанова: Есть город, который я вижу во сне, О, если б вы знали, как дорог У Черного моря явившийся мне В цветущих акациях город...

 


  • NETSLOV, слава2012 и ДЮК это нравится

И ОДИН В ПОЛЕ ВОИН, ЕСЛИ ОН ХОЧЕТ ИМ БЫТЬ,,,


# Odin

Odin

    Воин одиночка

  • Topic Starter

  • OFFLINE
  • Доверенные
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • Активность
    520
  • 619 сообщений
  • Создал тем: 73
  • 267 благодарностей

Отправлено 01 Декабрь 2013 - 13:09

Двое на дамбе На всех погранзаставах 79-го отряда война началась по-разному. Вот что произошло на заставе, которой было поручено охранять один из участков госграницы между Измаилом и Рени. Около двух часов ночи 22 июня начальник этой заставы капитан Никита Шабаев отправил в обычный наряд на границу сержанта Бочарова и ефрейтора Еременко. Вслед за ними капитан снарядил и вторую пару дозорных — бывалого пограничника Петра Русакова и бойца первого года службы, комсомольца Ивана Васина. Как всегда, капитан напутствовал их строго и торжественно: — Вам поручается охрана госграницы на левом фланге нашего участка. С наступлением рассвета ведите наблюдения за городом Исакча на сопредельной стороне. Старшой наряда Гусаков. Выполняйте! Застава километрах в полутора от Дуная, на взгорке у села Картал. Участок границы сложный. Справа от заставы, далеко на север протянулось — за день не доплыть! — мелкое, но огромное озеро Ялпух. Своими очертаниями оно смахивает на сома, упершегося головой в Дунай, а хвостом — в Белград. Озеро и реку, как пересыпь на морских лиманах, здесь разделяла узкая полоса суши, укрепленная издавна дамбой — по ней и проходила граница, если не считать середины Дуная. В своей приречной широкой части Ялпух (тут его называют Кугурлуем) окружен плавнями и болотами. Сюда по суше не проехать и не пройти, а потому от заставы на дамбу пограничники добираются лодками или на плотике. Здесь, на левом фланге заставы, Гусаков и Васш сменили наряд Ушакова и Козлова. Те рассказали: на Дунае почему-то прекратилось движение судов, зато в порту Исакчи — необычное для ночи оживление... Убедившись, что в Исакче нынче действительно шум но, наряд стал медленно продвигаться по дозорной трот вдоль дамбы. У границы с участком соседней заставы [39] стоит обелиск в честь Суворова, который в свое время при штурме Измаила форсировал в этом месте Дунай. Отсюда видны ночные огни этого города. Когда пограничники повернули назад, над ними с надсадным гулом прошли в советский тыл самолеты. Светало, Петр Гусаков глянул на часы: двадцать минут четвертого. А еще через полчаса над головами пограничников с унылым воем пронеслись снаряды. Взорвались они в Измаиле, а канонада донеслась из-за реки. Стреляли тяжелые орудия Тулчи и, судя по вспышкам, плавучие батареи Исакчи. Эту в прошлом турецкую крепость не раз брали штурмом и разрушали русские войска. Затем пушки дали залп по домикам погранзаставы. Она стояла на берегу канала-протоки, соединявшей Ял-пух с озером Картал, левее буерака, заросшего курчавым кустарником. Там что-то задымило, загорелось... Сердца Русакова и Васина сжались: помочь бы товарищам! Но место наряда на дамбе, на границе. Три фугаски упали и возле них, вздымая на реке водяные столбы. В пятом часу пограничники увидели сквозь легкую кисею тумана, как из порта Исакчи вверх по течению поднялись два баркаса и большой каюк. Но что это? Они вдруг резко повернули, пересекли фарватер-границу и взяли курс на правый фланг участка заставы — там сидели в секрете Бочаров и Еременко. Гусаков и Васин бежали туда по низу дамбы, по узкой полоске земли, заросшей лозняком. На ветру качался камыш, под ногами жирно чавкала грязь, высокая трава цеплялась за намокшие сапоги... Скорее, скорее — не дать нарушителям высадиться! Бочаров и Еременко могут одни не справиться... Наконец протока. Она соединяла Дунай с озером. Обычно в половодье излишек вод Ялпуха уходит по протоке в Дунай, но той весной был сильный паводок, река вздулась, как никогда, и теперь бурно рвалась в обмелевшее озеро через проран-протоку в дамбе. По ту сторону протоки высилась ветла. Раньше на ней был наблюдательный пункт Дунайской военной флотилии, перенесенный теперь на колокольню церкви в селе Картал. Еле одолев на лодке быстрый поток, Гусаков и Васин еще немного пробежали низом и, выбравшись на дамбу, плюхнулись на нее. Здесь она поворачивала направо и вскоре кончалась... Вражеский каюк с людьми уже приставал [40] к нашему берегу, метрах в восьмистах от пограничников, там, где должен был находиться наряд правого фланга, а баркасы продолжали спускаться по течению. Сейчас поравняются светлой... Но почему Бочаров и Еременко не отражают десантников? Дальше все развернулось в невероятно быстром темпе. Оба баркаса вдруг уткнулись носами в заросший лозой берег, напротив залегших на дамбе Русакова и Васина. Но не успели вражеские солдаты выскочить из своих посудин, как пограничники бросили в них гранаты. Еще, еще раз! Треск дерева, вопли нарушителей, всплески воды после грохота взрывов... Когда рассеялся дым, наши парни увидели, что часть нарушителей убита, другие ранены. Но кое-кому удалось перевалиться через борта баркасов, забиться в прибрежный кустарник и открыть оттуда огонь. Защитники дамбы густо прошлись по десантникам из ручного пулемета, и они затихли. Надолго ли? Только теперь Гусаков и Васин услыхали стрельбу на правом фланге. Значит, и тот наряд на месте! Пограничники сразу как-то даже не осознали, что так-легко отразили первый натиск врага. Словно в кино! Они приготовились к новой атаке неприятеля. Нарушители границы получили сокрушительный отпор. Раненые в баркасах стонали, звали санитаров, а те, кто спрятался на берегу в кустах, стреляли в пограничников. Не исключено, что за высокими бортами баркасов еще отсиживается часть уцелевших. Васина уже зацепила пуля, попав в мякоть левой руки, он в пылу схватки это не сразу заметил. Весь день парни контролировали огнем оставшихся в живых (немцы или румыны? — кто их знает!), не давали им шевельнуться. Пограничников было всего двое, но позицию они занимали куда более выгодную — сверху-то виднее! А в общем положение неважное... К вечеру оно ухудшилось. Неожиданно оба баркаса, один за другим, тихо отошли, оторванные от берега течением и никем не управляемые поплыли вниз по реке. Первый баркас ушел совсем, а второму не повезло: когда он приблизился к прорану в дамбе, сильный поток воды затянул его в протоку и вынес в озеро Ялпух. Та же участь позже постигла каюк. Он медленно проплывал мимо пограничников, и лежавшие в нем раненые солдаты, поднимая руки, просили пощады... [41] «Работа Бочарова и Еременко... — усмехнулся Петр и вытер потное лицо. — Эти уже отвоевались!» Когда баркас и каюк очутились в озере, пограничникам приходилось следить не только за Дунаем, но и за озером. Выйдя из протоки в Ялпух, баркас и каюк сразу же сели на мель у небольшого островка. В баркасе, как и предполагал Гусаков, оказались недобитые солдаты. Они мигом покинули судно и, не отвечая на огонь, кинулись в глубь островка, заросшего камышом... — Хуже не придумать — враг за спиной! — недовольно крикнул Гусаков. — Нельзя такое оставлять до ночи... А солнце уже садилось где-то за Рени, Дунай горел расплавленным металлом. Оставив Васина наблюдать за рекой и дамбой, а в случае необходимости поддержать его огнем из верного «Дегтярева», Гусаков подплыл к острову, скрываясь за корпусом севшего на мель баркаса. Приказав четырем ходячим раненым идти вброд по мелководью озера на дамбу к Васину, Гусаков обыскал баркас. Нашел среди убитых и тяжелораненых три пулемета, автоматы с заряженными рожками, погрузил их в свою лодку. «Островитяне» ни разу не пальнули по нему. Вернувшись с трофеями, он связал легкораненым солдатам руки их же поясными ремнями. Но Гусакова все еще беспокоило присутствие вооруженных солдат на острове. Оборонять при таких обстоятельствах дамбу вдвоем да еще ночью просто невозможно... И он решил уничтожить вражескую группу, снять угрозу с тыла. Сумерки уже сгущались, когда Петр Гусаков сказал напарнику: — Слышь, Ванек... Ты долби отсюда малыми очередями по острову, чтоб ни один там головы не поднял! А я поеду и забросаю их гранатами. Островок крохотный, вдоль и поперек не более ста метров. Убедившись, что Васин по всем правилам прострелял там кусты и камыши, Гусаков вплотную подъехал к острову и швырнул в самую гущу лозняка две гранаты. Земля там взметнулась, и после крика пограничника: «выходи!» кто-то на ломаном русском языке сказал: — Сдаемся! Раненые, просим перевязка... Не стреляйте! [42] — Бросайте оружие и с поднятыми руками идите вброд к дамбе! Да не кучно, а по одному! Кто побежит — получит пулю. Этих пленных тоже связали и обезвредили, срезали на штанах все пуговицы, и положили их с первыми четырьмя ранеными. Целое отделение! Ночь минула спокойно, но пограничники не сомкнули глаз, жевали трофейные галеты и курили. Внизу охали раненые. Орали тысячи лягушек, донимали комары. Слабый ветерок покачивал и шуршал метелками камыша, шелестел листвой. Под утро ветер утих, но навалился туман, и Гусаков с Васиным все прислушивались, не лезет ли кто под его покровом? Пора бы и смене прийти... Наверно, застава пострадала от артобстрела. Но что делается на правом фланге участка, где сержант Бочаров и ефрейтор Еременко? Стрельбы там давно не слышно... Гусаков и Васин не знали, что и второй наряд успешно отразил нарушителей. Оба наряда пограничников разделяло непроходимое болото в полкилометра шириной. Утром, когда туман рассеялся, орудия Исакчи вдруг ударили по дамбе. Ударили и замолкли... Неприятеля, как видно, волновала судьба исчезнувших баркасов и каюка. А вдруг в Исакчи попытаются узнать, что тут случилось с их людьми? — подумал Гусаков и спросил у первогодка: — Ты как, Васин?... Ну, ежели новые гости пожалуют? — А че? Нормально... Ветреней, как положено, Сте-паныч, — шмыгнул тот носом и потер кулаком воспаленные глаза. Этот упитанный парень на турнике не мог подтянуться, а здесь действовал отлично. — Место сподручное, боеприпасов хватит! Только вот курева чертова... И чужим табаком не хочу поганиться! Сказывают, немцы; кизяк в него добавляют... Появились пять самолетов. Парни обрадовались: краснозвездные! Четыре скользнули за Дунай и пробомбили Исакчу. Там заклубился черный дым, омрачил светло-голубое небо. А пятый покружил-покружил над дамбой, над баркасом в озере и тоже сбросил бомбы, но промазал. Пограничники удивились: по своим! Затем сообразили: на заставе вчера слышали отзвуки их боя с нарушителями границы, а когда еще увидели на озере баркас и каюк, то решили, что враг расправился с нарядами, овладел дамбой и входом в Ялпух. Догадки эти были близки к истине. [43] В полдень — солнце уже припекало вовсю — на озере появились лодки. Шли к дамбе широким фронтом, и пограничники встревожились. Чужаки просочились в тыл?! Приказав Васину следить за Дунаем, Гусаков переменил позицию, дал упреждающую очередь и спросил у людей на головной лодке пароль. — Тамбов! Петр понял: свои! Да тут и сам начальник заставы Никита Шабаев! Как его не узнать? Изрытое оспой лицо, неизменная трубка в прокуренных зубах. С ним сержант Зайцев, снайпер Козлов, пулеметчик Ушанов, политрук Кухаренко! А на остальных лодках, должно быть, подвижной резерв отряда. Все незнакомые лица... Капитан Шабаев обнимал своих героев, целовал, хлопал тяжелой рукой по спинам в просоленных потом гимнастерках. Обычно скупой на похвалу, он все еще не верил, что видит их живыми. — Ну, черти не нашего бога, ну... Двое суток против такой оравы! А? Выстояли, мои хлопчики, не дали паскудам пройти... Э, да что говорить! Настоящие грачевцы! — к властно приказал Зайцеву: — Сержант, тащи-ка доблестному наряду харчи! Там сало и лук зеленый есть... Совсем отощали парнишки.


  • NETSLOV это нравится

И ОДИН В ПОЛЕ ВОИН, ЕСЛИ ОН ХОЧЕТ ИМ БЫТЬ,,,


# Odin

Odin

    Воин одиночка

  • Topic Starter

  • OFFLINE
  • Доверенные
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • Активность
    520
  • 619 сообщений
  • Создал тем: 73
  • 267 благодарностей

Отправлено 03 Декабрь 2013 - 09:49

Добыть «языка» Утром двадцать третьего июня в Килии был сформирован истребительный батальон из коммунистов, комсомольцев и беспартийных, еще не призванных в армию. Командиром батальона назначили второго секретаря горкома партии П. Полякова. Первой ротой стал командовать работник горсовета П. Захарченко, вторую роту принял Андрей Куница. Вечером бойцам батальона выдали винтовки и патроны. Начальник склада боеприпасов 23-го полка старшина Федор Марулии показывал новоиспеченным воинам, как пользоваться оружием. [50] Истребительный батальон охранял предприятия и порт, держал заслоны на дорогах в Килию, патрулировал улицы, изучал на ходу военное дело и был готов встретить парашютистов и диверсантов противника. Поздно вечером 23 июня командиру второй роты истребительного батальона Андрею Кунице было приказано немедленно прислать в штаб бойца Павла Кравченко. Куница хорошо знал этого парня с приметной внешностью и необычной биографией. Как-то весной ему позвонил начальник Килийской погранкомендатуры майор Бурмистров: — Сейчас к тебе заявится интересная личность — Павел Кравченко. Из местных. Устрой его на работу. Кравченко оказался долговязым парнем лет двадцати семи. Похож на цыгана — курчавая шевелюра, орлиный нос, быстрый и смелый взгляд черных глаз. Держался независимо, даже гордо, что не было свойственно бессарабам, затравленным двадцатью годами жестокой оккупации, ломавшим шапку перед всеми, кто олицетворял власть. С трудом отвыкали здешние люди от порядков буржуазной Румынии. А этот Кравченко был полон достоинства и потому сразу понравился Кунице. Подыскать работу в Килии человеку без профессии, малограмотному оказалось нелегкой задачей. Правда, он отлично знал рыболовное дело, но идти в недавно созданный рыбколхоз «Заветы Ильича» не пожелал. Пусть чернорабочим, только бы в городе! К удивлению Куницы, Павел согласился мостить улицы в составе комунхозовской бригады. Трудился добросовестно, даже с азартом, не считаясь со временем. Родом Кравченко был из Килии-Веке, где проживало, около полусотни украинских и русских семей. Подростком помогал отцу выметывать в озера дельты сети-тальяны, косил острым тарпаном в плавнях камыши, а юношей, сноровисто навалившись на бабайки, уверенно выгребал на своем каюке против быстрого течения Дуная. Жили бедно, нуждаясь во всем. Рыба, чеснок-устурой да мамалыга — вот и вся еда! О сармале — мясе, запеченном в капусте, не могли и мечтать. Власти сильно прижимали население, а украинцев и русских липован особенно. Их обязывали половину улова сдавать бесплатно на казенную рыбную базу — керхану. Остаток дозволялось продавать, да и то лишь влиятельным скупщикам. [51] Однажды отец Павла не повез свою рыбу в керхану. Уже назавтра плутоньер-мажор с жандармского поста привел ослушника в примарию, где строптивому рыбаку пригрозили тюрьмой. Старик разозлился, стал ругать королевское беззаконие, пожалел, что в Румынии все еще нет советской власти. Она бы защитила бедняков! Дерзость неслыханная, и сигуранца сразу же упрятала смутьяна за решетку в городе Сулина. Там рыбак и отдал богу душу — от побоев и голода, от тоски по дому. Гибель отца ожесточила Павла. Он поджег в Килии-Веке дом примаря, которого считал главным виновником своей беды. А вскоре с двумя такими же пылкими юношами скрылся в плавнях. Выходя по ночам из камышей в буковый лес, чудом выросший на длинной гряде, намытой рекой в центре плавней, вдоль которой шла единственная дорога, связывающая Килию-Веке с портом Сулиной на Черном море, Кравченко и его дружки совершали дерзкие набеги на дома рыбопромышленников и кулаков, на казенные конторы и лабазы, а то и на проезжих купцов. В сущности, они превратились в разбойников, но разбойников, так сказать, идейных, ибо все награбленное и добытое с помощью пистолетов раздавали неимущему люду, неудачливым рыбакам. Власти объявили Павла вне закона, как атамана «шайки гайдуков», и посулили за живого или мертвого десять тысяч лей. А румынские газеты, падкие на сенсации, величали его «королем плавней», обвиняли полицию в трусости, неумении изловить отчаянного «террориста». Предателей долго не находилось, хотя сумма, назначенная за голову Павла, была немалая. Только кому же охота лазить по трясинам и камышам, рискуя нарваться на пулю? Но однажды, после того как Кравченко, отстреливаясь от жандармов, счастливо ушел на дальний и мало знакомый ему остров Салманка, тамошние рыбаки-бирюки, прельстившись деньгами, решили выдать его сигуранце. Не зная Павла, они считали его обыкновенным разбойником-луптетором, способным и у них отнять последнее. Дознавшись о подлом намерении рыбаков, Павел сам заявился в их летнюю мазанку, кое-как слепленную из хвороста, глины и камыша. — Потеряли совесть, иуды? Тогда берите меня, — сказал он оторопевшим заговорщикам. — А я-то, дурак, считал себя пандуром — народным мстителем! Боролся [52] за убогих людей, не давал покоя кровососам. Ради таких, как вы... Выходит, зря! Что ж, вяжите меня, сдавайте жандармам! По тысяче лей на рыло — совсем не худо... Десять бородачей понурили головы и не трогались с места. У Павла Кравченко были свои представления о справедливости, свое понимание жизни и путей ее улучшения. Кое-что слыхал он о стране Советов от отца и других людей, о том, как большевики навели у себя порядок, отняв землю, пароходы и фабрики у богачей, лишив их возможности наживаться на горе народном. В 1938 году Ионел Франгуля, его верный друг и соратник, самым нелепым образом попал в руки начальника новокилийской сигуранцы Михая Менеску. Шеф жандармов, садист и пьяница, долго истязал Ионела, добиваясь, чтобы он выдал Павла, но замучил парня, так ничего и не узнав. Кравченко поклялся отомстить за друга, подстерег начальника сигуранцы, когда тот садился у своего дома в коляску, выстрелом в упор убил палача на глазах у прохожих и скрылся. Гроб с телом убитого колонеля Манеску был за сутки до похорон выставлен на Большой Дунайской в часовне. Сюда, в центр Килии, потянулась одетая в траур местная знать, чтобы поставить свечи за упокой души своего защитника. У дверей застыли часовые. Кравченко проник в часовню и приколол к мундиру покойника записку: «Одним варваром меньше... Так пандуры поступят с каждым, кто обидит бедных людей. Кладу сто бань на похороны! Павел Кравченко». Копейки эти, конечно, вроде взноса на осиновый кол. Когда Красная Армия освободила Бессарабию, Павел не успел перебраться в советскую Килию из своего тайника в плавнях. И только месяца за три до войны, проведя «граничаров» за нос, он переплыл Дунай в одних трусах и отдался в руки советских пограничников. Через неделю он уже работал в комунхозе у Куницы — мостил улицу, на которой высилась столь памятная ему «капличка». На второй день войны начальник килийской погранкомендатуры вспомнил о своем подопечном. Не разузнает ли Кравченко, что творится на правом берегу, в стане врага? Нужны самые свежие сведения. [53] Командир 23-го стрелкового полка капитан Сирота и его начальник штаба Поплавский уже 23 июня совместно с командованием 79-го погранотряда и Дунайской военной флотилии разработали план форсирования Дуная и разгрома вражеских сил, укрепившихся в Килии-Веке, и теперь добивались в Арцызе, в штабе своей дивизии его скорейшего утверждения. Командование 14-го стрелкового корпуса и 51-й Перекопской стрелковой дивизии смотрело в корень: попытка противника десантировать Дунай в районе Килии не случайная и не последняя. Врагу словно кость в горле этот узел сопротивления! Поэтому надо самим форсировать Дунай и уничтожив силы противника в Килии-Веке, дать свободу маневра Дунайской флотилии, погранкатерам и мирным судам. В случае же удачи десанта в Килию-Веке операцию можно развить дальше и занять с суши Пардину и Периправу — сильные опорные пункты врага на правом берегу Дуная, выше и ниже Килии. Сейчас оттуда стреляют по нашим судам с эвакуированным имуществом, по баржам с экспортным зерном. Элеваторы Измаила и Гени полны, хлеб надо вывезти в глубь страны. Генерал Цирульников предложил Поплавскому срочно доработать и уточнить план, увязать его с действиями пограничной и военной флотилий. Только при условии взаимодействия всех родов войск можно надеяться на успех. А главное, разведать перед этим силы противника. Предстояло форсировать реку почти километровой ширины, не имея самоходных барж и понтонов для переправы на чужой берег. Часть подготовки этой операции взял на себя начальник Килийской погранкомендатуры майор Бурмистров. Разведка — его кровное дело. Ивану Никифоровичу не исполнилось еще и сорока лет, но он был уже опытным пограничником. — Ну, Павел, — сказал он Кравченко, и его скуластое лицо с впалыми щеками вспыхнуло румянцем нетерпения: — есть интересное поручение. Надо добыть «языка». Солдата-фрунтеса или офицера из Кили-Веке... Во, как нужен Красной Армии! — и майор провел ребром ладони по своему кадыку. — Достанешь? — «Языка?» — озорно ухмыльнулся Павел. — Да хоть двух! Заодно и матку повидаю... Как-то она там без Меня мается? [54] — Ну, уж и двух! Не бахвалься, не жадничай... А мать успеешь еще навестить. Ты ведь не один пойдешь на ту сторону. Дело крайне важное и рисковать нельзя. Будь осмотрителен. Я на тебя полагаюсь. После полуночи от острова Степового, примыкающего к западной окраине Килии, отчалил каюк. В нем пригнулись и слились с низкими бортами лодки фигуры трех смельчаков. На носу Павел Кравченко, на корме с карабином в руках сержант погранвойск Ермолин, на веслах двадцатисемилетний боец второй роты истребительного батальона, рабочий местной лесопилки Степан Гадияк. Он хорошо знал Дунай, его острова, протоки и плавни. Глухая черная ночь. Сквозь рваные облака изредка проглядывала неполная луна. Степан Гадияк греб отрывисто, сильно, но без плеска. Передний край нашей обороны был предупрежден: если заметят на реке подозрительную лодку, огня не открывать. Операцию обеспечивал командир отряда погранкатеров капитан-лейтенант Кубышкин. Экипаж «МО-125» затаился у острова Степового, следил за каюком, готовый в любую минуту прийти на помощь разведчикам, прикрыть их огнем. За кормой каюка темнел советский берег, справа громоздились острова Машенька и Катенька. Лодка держала курс на румынский остров Татару, или Иванешты, расположенный чуть выше Килии-Веке и отрезанный от этого города узкой протокой. Высаживаться прямо напротив Килии-Веке нельзя: там вдоль всей набережной окопы, заграждения из колючей проволоки, огневые точки. Тройке отважных пока везло — враг не обнаружил их на реке. Пристав к острову Татару, разведчики огляделись, прислушались — никого... Остров безлюден и притоплен — в этом году был сильный паводок, и вода еще полностью не сошла. Степан почти сразу же обнаружил вход в нужный им ерик Безымянный. Рассекая остров Татару, он выходил к протоке, прямо на западную окраину Килии-Веке. Брать «языка» лучше всего здесь: в городе солдаты беспечнее, спят в хатах местных жителей без боевого охранения. Казарм в городишке не было и нет, разве что палатки разбили. По черному коридору ерика плыли почти на ощупь. Над головами свисали плети могучих ветел. Лодка то цеплялась за корневища, то упиралась в упавшие поперек канала гнилые деревья. Вода здесь текла лениво, [55] почти не журча в затопленных кустах лозняка. Еле уловимый лепет ее струй, нежный шелест камыша близок и понятен каждому рыбаку. Для придунайского жителя река — словно живое существо: она кормит его, с ней он задушевно беседует один на один. И сейчас она будто говорила Степану и Павлу: не бойтесь, я не дам вас в обиду! Впереди посветлело — протока... За ней берег — плоский, голый, пустынный. Павел знал — там пасут скотину. Надо брать левее, к городу. Но откуда взялась тут бурдейка? На фоне темного неба рисовалось приземистое строение, в окошке тускло светил огонек. Павел нащупал за пазухой пистолет, проверил кинжал на поясе. Замер с веслами и Степан, а Ермолин, поудобнее перехватив карабин, придвинул к себе гранаты. Слабое течение несло каюк, и вскоре он тихо ткнулся в заросший осокой берег, неподалеку от жилой бурдейки. Кто-то наигрывал там на губной гармонике грустную, щемящую сердце мелодию. Неслышно выбравшись на глинистый обрыв, Павел прильнул к земле, пополз к домику. За ним пограничник Ермолин. Вдруг Павел зацепился носком сапога за что-то крепкое и упругое. Кабель! Один конец его тянулся к бурдейке, другой уходил в протоку. Метрах в тридцати от бурдейки разведчики остановились. На корявом бревне, спиной к протоке и к ним сидел солдат. Забыв о своих обязанностях, часовой извлекал из гармошки однообразные печальные звуки. Проверив свои карманы, полные веревок и тряпок, Кравченко изготовился, напряг мускулы и прыгнул. Заткнуть рот часовому кляпом и скрутить ему руки — минутное дело. Ермолин связал «языка» покрепче и потащил его в лодку. У сержанта была хватка истого пограничника. Павел осторожно заглянул в окно. У коммутатора Дремал с наушниками на голове солдат-телефонист, в глубине комнаты возлежал на топчане босоногий локотенент. Сапоги офицера с прямыми голенищами, начищенные до блеска, стояли рядом на глиняном полу. Мундир расстегнут, руки за головой — лейтенант уставился в потолок. Взгляд отрешенно-мечтательный, на губах улыбка. «Хватит одного языка», — вспомнил Кравченко слова [56] майора Бурмистрова. Но телефонист и лейтенант знают больше простого солдата! Не мешкая, Павел рванул на себя дверь и гаркнул по-румынски: — Мынеле сус! — что означало: — Руки вверх! Офицер дернулся было рукой под подушку, но видя, что Павел наставил на него наган, подчинился. А сонный телефонист растерянно заморгал, но затем воскликнул: — А се преде! Сдаюсь... — и тут же спросил: — А нас не расстреляют? Сержант Ермолин подоспел вовремя. Снова в ход пошли кляпы, но веревок не хватило, и Кравченко вырубил кинжалом метров двадцать кабеля. Разбив коммутатор, разведчики погрузили пленников в каюк и скрылись в спасительной темени ерика. На левый берег тройка отважных вернулась, когда молочно-дымчатый туман уже отрывался от сонного зеркала Дуная, а восток начал неторопливо алеть.


  • NETSLOV это нравится

И ОДИН В ПОЛЕ ВОИН, ЕСЛИ ОН ХОЧЕТ ИМ БЫТЬ,,,


# Odin

Odin

    Воин одиночка

  • Topic Starter

  • OFFLINE
  • Доверенные
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • Активность
    520
  • 619 сообщений
  • Создал тем: 73
  • 267 благодарностей

Отправлено 03 Декабрь 2013 - 10:43

ОСВОБОЖДЕНИЕ ЗМЕИНОГО (ФИДОНИСИ). В июне 1940 года, когда освобождали Бессарабию, Змеиный оставили румынам, и принадлежал он Румынии до 1947 года. Командующий Черноморским флотом адмирал Ф.Октябрьский по этому поводу в своем дневнике воспоминаний записал: «Готовилось освобождение Бессарабии, и меня срочно вызвали в Москву на совещание к Сталину… Мнения по вопросу об острове Фидониси разделились. Остров выгодно расположен в устье Дуная, откуда удобно контролировать движение кораблей в районе Сулины. Когда-то остров принадлежал России, но было приказано, однако, остров Фидониси не занимать…» В период второй мировой войны на острове румыны установили свою артиллерию береговой обороны, а в море, в районе острова, выставили минные заграждения. Через подводный кабель связи гарнизон острова поддерживал прямую телефонную связь с Констанцей. Наступил август 1944 года, когда проводилась Яссо-Кишиневская операция, которой предусматривалось, что первыми начнут боевые действия силы Черноморского флота. В боевой директиве кораблям флота был дан приказ, базируясь на Одессу, действовать в районе острова Фидониси, порта Сулина и мыса Оленька. Командир бригады торпедных катеров капитан первого ранга В.Проценко пишет: «19 августа я получил приказ командующего флотом с наступлением темного времени пройти на торпедном катере к острову Фидониси с целью выявления организации обороны в этом районе с моря. Командующий напомнил, что в районе острова полно мин. 1 августа в этом районе погиб со всем экипажем наш торпедный катер. Вечером (19 августа) группа из шести торпедных и трех артиллерийских катеров вышла из Одесского порта. В пятнадцати милях от Жебриян катера разделились на две группы для самостоятельных действий. Я шел во второй группе, где головным был катер старшего лейтенанта М.Подымахина. Включив глушители, мы с Подымахиным приблизились к острову Фидониси. Довольно большой остров казался мертвым. Ни единого огонька. Медленно, на самых малых ходах, осмотрели берег, обращенный к материку. Кораблей противника мы не обнаружили, но задачу разведки мы выполнили». За сутки до перехода советских войск в наступление, ВВС флота нанесли сокрушительный удар по кораблям противника, находившихся в военно-морских базах Констанцы и Сулины, а 20 августа советские войска перешли в наступление. Решительные победы советских войск повлияли на политическую обстановку в Румынии. 23 августа в стране началось вооруженное восстание против фашистского режима Антонеску. В декларации румынского короля провозглашалось прекращение Румынией с 24 августа военных действий против СССР и присоединение к антигитлеровской коалиции. 24 августа корабли Дунайской флотилии вошли в устье Дуная, где из части сил флотилии была сформирована Резервная военно-морская база, перед которой поставили задачу закрепиться в Вилково - Переправа и овладеть Сулиной, Констанцей и островом Змеиным. 26 августа 384-й батальон морской пехоты майора Ф.Котанова занял Сулину, а 28 августа адмирал Ф.Октябрьский поредъявил ультиматум командующему румынским флотом о безоговорочном прекращении боевых действий и сдаче кораблей и береговых частей. Ответ должен был быть доставлен в Сулину к 12 часам 29 августа. В полдень 29 августа в пор Сулины вошли два румынских торпедных катера с белыми флагами на мачтах. Представители командования вручили ответ на ультиматум. Все советские требования принимались безоговорочно. Узнав о принятии ультиматума, немецкое военно-морское командование отдало приказ всем своим кораблям покинуть Констанцу и перейти в болгарские порты Варна и Бургас. 30 августа в порт Констанца с торпедных катеров высадились морские пехотинцы из батальона майора Ф.Котанова. румынские корабли все стояли у причалов с белыми флагами. А ночью произошло ЧП. Порт охранялся румынским флотом. То ли по оплошности, то ли специально боно-сетевые ограждения не были закрыты, не было и дозора на подступах к порту. Этим воспользовалась одна из трех оставшихся в Черном море немецких подводных лодок: она вошли в порт в три часа утра, всплыла под перископ и выпустила две торпеды. Одна из торпед попала в топливный причал и возник пожар. Другая торпеда угодила в корму стоявшего у причала транспорта «Ойтуз», который тут же затонул. Горел не только причал, но и вода – по ней растекалась пылающая нефть, преграждая выход из порта. 15 катеров с торпедами и «катюшами» у морского фокзала, и шесть – у восточного мола, а также полтора десятка других советских кораблей оказались в огненной западне. Умелыми действиями советских моряков и румынских пожарных удалось быстро погасить огонь. О том, как проходила операция по освобождению Змеиного, остались воспоминания командира отряда бронекатеров Дунайской флотилии старшего лейтенанта Семена Клоповского, руководившего десантом на остров: «В конце августа 1944 года на совещании в штабе Дунайской флотилии в городе Сулин начальник штаба капитан первого ранга А.Свердлов сообщил о решении командующего Черноморским флотом одновременно с действиями основных сил по освобождению Констанцы, частью сил освободить остров Змеиный». Для высадки на остров были выделены два бронекатера из отряда С.Клоповского и рота морской пехоты. Руководил десантной операцией сам С.Клоповский. Общее руководство в районе боевых действий было возложено на капитан-лейтенанта Савицкого. Клоповский вспоминает: «На рассвете 30 августа наш отряд бронекатеров с десантниками на борту вышел в море. По фарватеру, проложенному в минном поле, мы направились к острову. Дул свежий восточный ветер. Бирюзовая гладь моря покрылась белыми барашками. Вдали показался Змеиный – туманный, угрюмый. Вот мы в пределах досягаемости артиллерии, которая, как мы знали, на острове есть, но почему-то огонь она не открывала… Едва катера приблизились к берегу, морские пехотинцы и наши катерники с автоматами и ручными пулеметами спрыгнули в воду и побежали по прибрежному песку, разворачиваясь в цепь. Вскоре обезоруженные румынские солдаты ходили по острову, курили и оживленно переговаривались: плен их устраивал больше, чем бессмысленная оборона острова… Вскоре прибежал румынский начальник: разрешение на сдачу острова получено. Остров освобожден за 15 минут без единого выстрела». Анатолий Каминский. Курьер недели. 30 августа 2008 года.  


  • NETSLOV это нравится

И ОДИН В ПОЛЕ ВОИН, ЕСЛИ ОН ХОЧЕТ ИМ БЫТЬ,,,


# NETSLOV

NETSLOV

    «Fortunate Son»


  • OFFLINE
  • Администраторы
  • Активность
    5 570
  • 6 165 сообщений
  • Создал тем: 755
  • 1521 благодарностей

Отправлено 03 Декабрь 2013 - 18:27

откуда материалы..я не читал такого


Сперва дай людям, потом с них спрашивай.


# Odin

Odin

    Воин одиночка

  • Topic Starter

  • OFFLINE
  • Доверенные
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • Активность
    520
  • 619 сообщений
  • Создал тем: 73
  • 267 благодарностей

Отправлено 04 Декабрь 2013 - 19:39

откуда материалы..я не читал такого

  Где-то в просторах Инета


И ОДИН В ПОЛЕ ВОИН, ЕСЛИ ОН ХОЧЕТ ИМ БЫТЬ,,,


# Odin

Odin

    Воин одиночка

  • Topic Starter

  • OFFLINE
  • Доверенные
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • Активность
    520
  • 619 сообщений
  • Создал тем: 73
  • 267 благодарностей

Отправлено 04 Декабрь 2013 - 19:47

После окончания Великой Отечественной войны 24-й гвардейский корпус был передислоцирован из Австрии на территорию Молдавии, штаб корпуса расположился в Тирасполе, а я был направлен в город Болград Одесской области для обслуживания 35-й гвардейской танковой дивизии, которой командовал генерал-майор танковых войск Воронченко. Осенью 1946 года в штаб дивизии прибыла группа из десяти человек. Представились руководителями большой группы репатриантов, следующих в Югославию. Все были одеты в кожаные тужурки, пилотки югославского покроя с кисточкой. Глава делегации представил начальникам проездные документы на всю группу и предъявил аттестаты на выдачу продовольственных пайков на 710 человек. Пока руководитель делегации репатриантов разговаривал с заместителем начальника дивизии по тылу майором Алексеем Ивановичем Косовым и начпродом капитаном Валерием Степановичем Чапрасовым, остальные члены делегации без устали с четким интервалом выкрикивали лозунги: «Тито-Сталин», «Тито-Сталин». Перед окнами штаба на улице стояли остальные члены делегации, мужчины и женщины, и в унисон скандировали тот же лозунг: «Тито-Сталин». Беседа угрожающе превращалась в политический митинг. В этот период руководитель национально-освободительного движения Югославии Иосип Броз Тито и глава Советского Союза были в теплых, дружественных отношениях, поэтому потихоньку нарастал политический скандал. Тыловики дивизии растерялись, не знали что предпринять. Отдать по предъявленным аттестатам такое количество продуктов означало оставить целый танковый полк на голодном пайке. А в случае отказа можно было лишиться, по меньшей мере, звездочки на погонах, так как оказались бы неудовлетворенными представленные документы, подписанные соответствующими командирами и начальниками из «тыловиков» гарнизона. К тому же документы, не вызывавшие подозрения. Как назло командир дивизии отсутствовал. Майор Косов и капитан Чапрасов зашли ко мне в кабинет посоветоваться. - Ксаныч, - несмотря на мой молодой возраст, тогда ко мне так обращались многие сослуживцы, - посоветуй, как быть, все-таки дело серьезное, в любом раскладе - подсудное… Ситуация и впрямь была необычная. Уж очень бурно вели себя репатрианты, но в то же время впечатляли и имеющиеся на руках «югославов» документы, выданные в продпункте гарнизона в Николаеве. Я посоветовал Косову и Чапрасову обратиться к вышестоящему начальству для согласования и подтверждения указаний. Офицеры бросились к телефонам. Стояла поздняя осень. Утром начавшаяся поземка к полудню превратилась в настоящий буран. Связь с Одессой, в которой располагался штаб ОДВО – Одесского военного округа, - отсутствовала. То ли ветер порвал провода, то ли она была повреждена сознательно, выяснить и не удалось. В обстановке неутихающих политических лозунгов о дружбе югославского и советского народов, и ропота на непонятном языке, переросшего под окнами штаба в настоящий гул, начальник продовольственной службы дивизии решил на свой страх и риск отоварить предъявленный аттестат на 710 человек. Чапрасов выдал югославам муку, хлеб, масло, колбасу, консервы, жир, чай. И это в голодный первый мирный послевоенный год! Для перевозки такого большого количества продуктов была выделена полуторка. На ней планировали отвезти продовольствие на железнодорожную станцию Табаки в семи километрах от Болграда для погрузки на отправляющийся железнодорожный состав в Югославию. Отправили машину. Замначтыла и начпрод, вытирая пот из-под фуражек, в наступившей блаженной тишине облегченно вздохнули – приказ выполнен, дело сделано, югославы должны быть довольны. На следующее утро связь с Одессой была налажена. Но докладывать по инстанциям в округ о выполнении указания не пришлось, так как первыми зазвенели тревожные телефонные звонки из штаба округа: - Не появлялись ли у вас мошенники и не предъявляли фальшивые аттестаты на получение продуктов? Я думаю, что описывать не только ответ тыловиков, но и их душевное состояние нет необходимости. Оказалось, это было не первое мошенничество, но раньше военных выручали бдительность и связь. Позже выяснилось, что как только грузовая машина с продуктами появилась на привокзальной площади и разгрузилась, невесть откуда появилась группа цыган. Они быстро распихали пайки на 710 человек по мешкам и первым же поездом скрылись. В этот же день мне позвонил военный прокурор округа Петр Михайлович Немчинов и приказал во что бы то ни стало задержать мошенников, вернуть продукты. В тот год в Молдавии, да и на Украине тоже, была засуха, продукты шли на вес золота. А тут из-под носа офицеров дивизии было вывезено такое количество продзапаса! - Главное, - добавил Немчинов, - это приказ командующего Одесским военным округом маршала Советского Союза Георгия Константиновича Жукова. Дело, дорогой Асовский, находится под его личным контролем.... Я немедленно отправился на станцию Табаки. До вечера разговаривал с работниками станции, интересовался в билетной кассе, в каком количестве и в каком направлении были проданы билеты. Но в то время по железной дороге передвигались, возвращаясь в насиженные места, сотни беженцев, репатриантов, служивого люда. И этот людской поток иначе как массовым переселением народов нельзя было назвать. Разве в такой ситуации можно что-либо запомнить, например, кассирше или дежурному по перрону? Первый день расследования не дал результатов. На следующее утро у железнодорожных касс я обратил внимание на цыгана: брюки браво заправлены в юфтевые сапоги, цигарка в зубах. Ходит нервно по вокзалу, то - к расписанию, то - к очереди в кассу. Я подошел. Представился. Попросил пройти со мной к дежурному по вокзалу. Стал расспрашивать, куда направляется и с какой целью, где его товарищи? Цыган оказался из той самой группы мошенников. В суматохе он замешкался и отстал от поезда. Теперь искал возможности догнать своих. Тогда я перешел к более жесткому разговору и потребовал сказать, в каком направлении уехали его подельники. Но на последующие мои вопросы цыган категорически отказался отвечать. Тогда я попросил дежурного вызвать патруль и пригрозил задержать для дальнейшего выяснения его причастности к преступлению. Цыган, наверное, понимал, что все для него может кончиться плачевно. Признался, что все уехали в Черновцы. Полученная мною информация была немедленно доложена командующему округом. Маршал Г. К. Жуков распорядился выделить «кукурузник», и я с двумя офицерами, солдатом для охраны цыгана вылетел в Черновцы. На окраине города был расположен табор, вразброс стояли повозки, паслись распряженные лошади. Не буду описывать гам молодых и пожилых цыганок, свист и улюлюканье цыганят, которые начались при нашем появлении в таборе. Думаю, вы можете представить себе обстановку, в которой приходилось проводить следствие. В таборе нам подфартило. Мы задержали трех цыган, а главное - барона, в повозке которого нашли ту самую «брозтитовскую» кожаную тужурку, часть продуктов. К сожалению, нам удалось обнаружить и изъять только 60 процентов мошенническим путем, а иначе сказать - подлогом, похищенного продовольствия. Остальная часть чудесным образом испарилась. Задержанные цыгане были осуждены на реальный срок заключения. Не избежали наказания и замначтыла и начпрод. Они были переданы суду, осуждены и разжалованы. Что в данном деле сыграло роковую шутку, то ли судьба, то ли роковое стечение обстоятельств, непонятно. Но ясно, на мой взгляд, одно – страх за невыполнение приказа победил бдительность и здравый смысл. Вывод прост: принимая решения, всегда необходимо взвешивать все обстоятельства. /"Литовский курьер"/№20/19.05.2011г/


  • NETSLOV это нравится

И ОДИН В ПОЛЕ ВОИН, ЕСЛИ ОН ХОЧЕТ ИМ БЫТЬ,,,


# Odin

Odin

    Воин одиночка

  • Topic Starter

  • OFFLINE
  • Доверенные
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • Активность
    520
  • 619 сообщений
  • Создал тем: 73
  • 267 благодарностей

Отправлено 04 Декабрь 2013 - 19:48

В 1947 году в поезде Москва-Бухарест у министра иностранных дел Румынии, - кстати, министром была женщина, - украли чемодан. Среди украденных вещей были и документы с дипломатической почтой. Министр ехала в спальном вагоне, охрана состояла из одного охранника в штатском. Кража была обнаружена на железнодорожной станции Рени на Дунае. В городе Рени была расквартирована 53-я Краснознаменная ордена Суворова стрелковая дивизия, которой командовал генерал-майор Д. Василевский. Один из полков дивизии был расположен на противоположном берегу Дуная в городе Галац, а это уже территория Румынии. Как военный следователь, я был прикомандирован к этой дивизии. Мне было приказано возбудить по этому факту уголовное дело и установить лицо, совершившее данное преступление. Удалось установить, что чемодан был похищен, когда министр спала, а охранник курил в тамбуре. Сначала я допросил охранника, но ничего путного выяснить не удалось. Затем стал беседовать с румынским министром. Бедная женщина едва сдерживала слезы и умоляла сделать все возможное, чтобы найти чемодан, так как в нем находилась секретная почта. Я пообещал приложить все силы и возможности и найти злополучный чемодан. Важную наводку мне предоставила проводница. Она видела, как некий матрос два раз прошелся по вагону. Но он вышел как раз на станции Галаца. Это был большой портовый город на Дунае, где швартовалось много военных и гражданских судов. Я немедленно приступил к розыску матроса, который сошел с поезда в Галаце. Для этого мне необходимо было побеседовать с командирами нескольких военных судов. На одном из них командир доложил мне, что два дня назад его матрос вернулся из краткосрочного отпуска в связи с кончиной матери. Матроса пригласили в каюту командира корабля для беседы, но он категорически отказывался признать факт кражи. Тогда я попросил командира оставить нас двоих для проведения официального допроса. Я объяснил матросу, что являюсь военным следователем и обязательно найду чемодан, и тогда он понесет наказание. А для этого мне вместе с двумя понятыми и командиром придется обследовать весь корабль. При этом я добавил, что обворован министр иностранных дел Румынии. Надо сказать, что, наверное, это был главный аргумент. Одно дело украсть чемодан, другое дело – украсть чемодан у министра иностранной державы. Да еще с секретами. Время было суровое, и каждый прекрасно понимал, что гауптвахтой за такие шалости не отделаешься. Матрос сознался в краже, но пояснил, что, найдя в чемодане только бумаги на непонятном языке, он его оставил на пирсе рядом с пассажирским судном. И тут же показал судно, у которого он оставил чемодан. Пароход оказался российским, потому вряд ли кто-нибудь из экипажа мог прочитать найденные бумаги. Я поднялся на борт, представился командиру и пояснил суть дела. Командир рассказал, что чемодан обнаружили матросы и передали ему. Я составил протокол об изъятии чемодана и через несколько часов вручил его незадачливой хозяйке. Она ждала в гостинице в Галаце и уже теряла надежду на возврат документов. Без бумаг она просто не могла приехать в Бухарест. Увидев чемодан, женщина разрыдалась, бросилась ко мне, стала целовать. Я кое-как через переводчика объяснил: мол, это моя работа, и я очень рад помочь. Министр еще раз поблагодарила меня и пригласила в гости в Бухарест. Воспользоваться приглашением, увы, не смог. Наша дивизия вскоре была расформирована, и я убыл для дальнейшего прохождения службы в другое место. Тем не менее, я был счастлив, что, по сути, выручил министра, избавил прекрасную женщину от неприятностей. Автор: А.З.Асовский «Литовский курьер» №21 (848)


  • NETSLOV это нравится

И ОДИН В ПОЛЕ ВОИН, ЕСЛИ ОН ХОЧЕТ ИМ БЫТЬ,,,


# Odin

Odin

    Воин одиночка

  • Topic Starter

  • OFFLINE
  • Доверенные
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • Активность
    520
  • 619 сообщений
  • Создал тем: 73
  • 267 благодарностей

Отправлено 10 Декабрь 2013 - 11:14

22.06.1941 г. Боевые действия 67-го иап 22.06.1941 г. в 4 утра 67-й иап (21-я сад, Одесский ВО) подняли по тревоге. Вскоре в направлении аэродрома Болгарика (Болград) появился разведчик. Лейтенант Ермак взлетел на перехват и двумя очередями сбил его. Некоторое время спустя над аэродромом появились 9-10 бомбардировщиков He-111. Им навстречу поднялась группа лейтенанта А.И.Мокляка на истребителях И-16. Ведомыми у него шли Ермак и Курочка. Перехватив бомбардировщики, группа рассеяла их. При этом ведущий сбил один самолет, хотя не исключено, что эта победа принадлежит всему звену. Еще 3 вражеских машины уничтожили другие пилоты. Потерпев две неудачи подряд и убедившись, что Болград - крепкий орешек, немецкое командование предприняло массированный налет, в котором участвовало около 50 бомбардировщиков и 30 истребителей. Бомбардировщики шли волнами с интервалами в 2-3 минуты. Каждую девятку прикрывала шестерка Bf-109. В бой с ними вступил весь полк - пятьдесят И-16. Разделившись на группы, советские пилоты атаковали одновременно бомбардировщики и их прикрытие. Строй противника сразу же нарушился. Было сбито 5 бомбардировщиков и 2 истребителя. В этом бою блестяще показал себя Александр Игнатьевич Мокляк. Метким огнем он сбил два Не-111 (или SM.79 румынских ВВС), а третий таранил и при этом погиб. Все это происходило между 5 и 6 часами утра. Так на исходе второго часа войны А.Мокляк стал лидером среди советских пилотов по количеству побед. Первую официальную воздушную победу румын во второй мировой войне одержал сублокотенент Теодор Моску (Teodor Moscu) из 5-й истребительной группы (Grupul 5 Vânatoare). Пилотируя Не-112В, он рано утром сбил И-16 67-го иап, летчик которого лейтенант Грилюк сумел покинуть горящую машину на парашюте. Всего за день 67-й иап уничтожил 13-16 самолетов противника в 117 боевых вылетах, потеряв 1 или 2 своих самолета. Шесть неприятельских летчиков, выпрыгнувших с парашютами, были взяты в плен. Отличились летчики: Рагозин, Новицкий, Курочка, Ермак и другие.


И ОДИН В ПОЛЕ ВОИН, ЕСЛИ ОН ХОЧЕТ ИМ БЫТЬ,,,


# Odin

Odin

    Воин одиночка

  • Topic Starter

  • OFFLINE
  • Доверенные
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • Активность
    520
  • 619 сообщений
  • Создал тем: 73
  • 267 благодарностей

Отправлено 10 Декабрь 2013 - 11:15

22.06.1941 г. Отражение налета бомбардировщиков 22.06.1941 г. в 5 часов 10 минут три девятки Ju-88 под прикрытием девяти Bf-109 пытались отбомбиться по стоянкам СБ и Пе-2 на аэродроме Гросулово, где базировался 45 бап (20 сад, Одесский ВО). Первая группа нападавших промахнулась, а второй помешал командир эскадрильи 4 иап этой же дивизии капитан А.Г.Карманов. В районе Гросулово он оказался случайно, перегоняя МиГ-3 из полевого лагеря на основной аэродром в Кишиневе. Афанасия Карманова не смутило многократное превосходство врага. Имея преимущество в высоте, комэск быстро сориентировался и устремился в атаку. Удар сзади сверху - и один из бомбардировщиков рухнул вниз. Переполошенные летчики остальных немецких экипажей, опасаясь такой же участи, сломали боевой порядок, рассыпались и повернули от аэродрома. Истребители же, рассчитывая на легкую победу, бросились на "Миг". Девять против одного.. Остаться живым после такой схватки - большая удача. Уцелеть вместе с самолетом - мастерство. А.Г.Карманов сумел и то и другое. Увертываясь от огня, он сам нападал и 5 пулеметов его МиГа оказались эффективнее 36 стволов противника. Самолет А.Карманова напоминал решето, но он сел на своем аэродроме, а вот один из "Мессершмиттов" догорал в окрестностях Гросулово. В 4-м иап отличились и другие пилоты. Над Григориополем, Тирасполем и Кишиневом пилоты полка сбили около 20 вражеских самолетов.  


И ОДИН В ПОЛЕ ВОИН, ЕСЛИ ОН ХОЧЕТ ИМ БЫТЬ,,,


# Odin

Odin

    Воин одиночка

  • Topic Starter

  • OFFLINE
  • Доверенные
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • Активность
    520
  • 619 сообщений
  • Создал тем: 73
  • 267 благодарностей

Отправлено 12 Декабрь 2013 - 14:32

В Советском Союзе к войне готовились. Сначала к оборонительной, затем - к наступательной. Когда стали готовиться к наступательной, упразднили партизанские структуры: разогнали подготовленных резервистов, ликвидировали базы и склады. Партизаны в наступательной войне не нужны. В 1941 году, когда гитлеровские войска стремительно захватывали советскую территорию, нужда в партизанах возникла острая. Отрядов требовались сотни, бойцов тысячи, но еще нужнее были командиры, способные вести "малую войну", знакомые с азами военного дела, разведки и контрразведки. Эти кадры дали стране чекисты. Именно органы и войска НКВД сыграли ведущую роль в развертывании партизанского движения, создании отрядов и диверсионных групп на первом этапе партизанской борьбы. С первых дней войны в работу по созданию партизанских формирований включились органы госбезопасности. (Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 июля 1941 года НКВД и НКГБ были объединены в Народный комиссариат внутренних дел под руководством Л.П. Берия.) Перед работниками НКГБ, переводившимися на нелегальное положение, ставилась задача организовывать совместно с НКВД партизанские отряды для борьбы с врагом на занятой им территории. ПАРТИЗАНЫ В ОДЕССКИХ КАТАКОМБАХ С начала июля до середины октября 1941 года части Отдельной Приморской армии и подразделения Черноморского флота героически обороняли Одессу, но становилось ясно, что рано или поздно придется оставить город врагу. Однако уход наших кадровых частей не должен был означать окончания сопротивления немецко-румынским захватчикам. Для этой цели усилиями органов госбезопасности и Одесского обкома в городе создавались подпольные группы и партизанские отряды. По личному указанию наркома внутренних дел Л.П. Берия для оказания помощи местным органам НКВД в создании резидентур, диверсионно-разведывательных групп и партизанских отрядов на случай оккупации города из Москвы в Одессу выехала группа капитана госбезопасности Молодцова. Владимир Александрович Молодцов родился в поселке Сасово Рязанской области 5 (18) июня 1911 года в семье железнодорожника. В начале 30-х работал на шахтах Подмосковного угольного бассейна. В 1931 году политически грамотный молодой человек вступил в ряды ВКП(б) и поступил на рабфак при Московском инженерно-экономическом институте. В 1934 получил направление на учебу в Центральную школу НКВД СССР, по окончании которой, в 1935 году, продолжил службу в ведомстве на Лубянке помощником оперуполномоченного. Безупречная служба позволила выдвинуться в центральном аппарате госбезопасности. В июле 1940 года Молодцов стал заместителем начальника отделения, а с 1 марта 1941 года - начальником 2 отделения 7 Отдела 1 (Разведывательного) управления НКГБ СССР. В начале июля он был переведен в распоряжение Особой группы при НКВД, а затем отправлен резидентом в Одессу. Центр не настаивал на том, чтобы Молодцов обязательно остался в оккупированном городе. Окончательное решение на этот счет он принял сам и получил на то согласие Москвы. С Молодцовым прибыло еще пятеро чекистов, которые должны были составить костяк будущего партизанского отряда. В Одессе к группе присоединились 13 сотрудников областного УНКВД под командованием лейтенанта госбезопасности В.А. Кузнецова. Согласно официальной версии, с которой экскурсоводы знакомят посетителей Музея партизанской славы, вечером 5 октября две группы провели партийно-комсомольское собрание перед спуском в катакомбы для создания базы. В действительности же, как свидетельствует многотомное дело, хранившееся в одесском архиве КГБ, был шумный ужин с большим количеством выпивки, закончившийся дракой между московским и одесским отрядами. Спесивые москвичи пришлись не по душе импульсивным одесситам. К тому же лейтенант госбезопасности Кузнецов отказался уступить Молодцову командование над своими людьми, несмотря на то, что последний был старше по званию и имел соответствующие полномочия. На следующий день чекисты спустились в обширные одесские катакомбы, настроенные весьма враждебно друг к другу. При резидентуре Молодцова (оперативный псевдоним "Бадаев") было создано три партизанских отряда. Первый, под командованием одесского горного инженера партийца Афанасия Клименко, в составе 33 бойцов-добровольцев из местного населения, должен был постоянно находиться в пригородных подземных катакомбах и периодически совершать боевые вылазки на поверхность. Второй отряд, также возглавляемый партийным активистом, бывшим председателем сельсовета Антоном Федоровичем (оперативный псевдоним "Петр Бойко"), состоял из нескольких боевых и агентурных групп. Ему предстояло действовать непосредственно в самой Одессе. Бойцы обоих отрядов были заблаговременно снабжены личным оружием, в городе на конспиративных квартирах были созданы тайные склады с вооружением и взрывчаткой. Для жизнеобеспечения отряда Клименко в катакомбах подготовили специальную базу, где хранились различные продукты питания, рассчитанные на 5-6-месячное пребывание под землей 40-50 человек. Туда же поместили 60 винтовок, 7 пулеметов, около 200 гранат, 40 тысяч патронов, 80 кг взрывчатых веществ, радиостанцию и большое количество теплых вещей. Третий, состоящий из 19 чекистов, образовывал центр разведывательной сети и являл собой самостоятельную боевую группу. Она разместилась в отдельной базе, взяв запас полугодовой продуктов и снаряжения в расчете на два десятка человек. Никто не предполагал, что оккупация затянется надолго. Одесские пригородные катакомбы, располагавшиеся в окрестностях сел Нерубайское, Куяльники и Усатово, представляли собой один общий лабиринт с большим количеством внутренних проходов и сотнями выходов наружу, расстояние между которыми по ходам сообщения достигало 15 км. О том, что в оккупированной Одессе остался мощный очаг сопротивления, сигуранце (румынской контрразведке) было известно. В одном из ее документов о борьбе с партизанским движением говорилось: "Советское правительство организовало и хорошо снабдило действия партизан на потерянных территориях. Партизаны составляют невидимую армию коммунистов на этих территориях и действуют со всем упорством, прибегая к самым изощренным методам выполнения заданий, ради которых они оставлены. Вообще все население, одни сознательно, другие несознательно, помогают действиям партизан."


И ОДИН В ПОЛЕ ВОИН, ЕСЛИ ОН ХОЧЕТ ИМ БЫТЬ,,,


# Odin

Odin

    Воин одиночка

  • Topic Starter

  • OFFLINE
  • Доверенные
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • Активность
    520
  • 619 сообщений
  • Создал тем: 73
  • 267 благодарностей

Отправлено 12 Декабрь 2013 - 14:33

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ФАКТОР Перед уходом под землю партизаны Клименко дали бой оккупантам. В результате длительной перестрелки с только что вошедшими в город румынскими войсками были убиты и ранены до 50 вражеских солдат и офицеров. Партизаны же потерь не имели вообще. Отдельный чекистский отряд, в силу своей удаленности, в открытый бой с захватчиками не вступил. В течение последующих месяцев москвичи и одесситы сочетали операции против немцев и румын с жестокими разборками между собой. В первой половине ноября 1941 года по заданию Молодцова партизаны подорвали полотно железной дороги между станциями Дачная и 2-я Застава. В результате движение на дороге было приостановлено на сутки. Затем была взорвана городская комендатура, под обломками которой погибли около 140 офицеров противника, в том числе 2 генерала. Вскоре последовал взрыв плотины Хаджибейского лимана и нескольких военных складов. 17 ноября группой Кузнецова в районе станции Застава был пущен под откос воинский эшелон с боеприпасами и живой силой противника. Из-под обломков разрушенного поезда румыны извлекли около 250 трупов своих солдат и офицеров. Затем чекисты поумерили активность - стало не до врага. Вынужденные не только воевать плечом к плечу, но и жить бок о бок, они не прекращали грызню, поводом для которой становились бытовые мелочи. При этом Молодцов и Кузнецов продолжали претендовать на единоначальное командование, что также не вносило дружелюбия в ряды подчиненных. Тут следует сказать о партизанском отряде, обитавшем в керченских каменоломнях. Будучи значительно больше отдельной чекистской группы, он сохранял дисциплину вплоть до освобождения Керчи от фашистских оккупантов. В отряде были не только работники горкома и НКВД, но и беспартийные жители Керчи и Старого Карантина, которые ушли в катакомбы с женами, детьми и даже скотиной. Особенно отличились старые шахтеры, сражавшиеся в катакомбах еще в Гражданскую войну, у которых уже были взрослые сыновья. Семейная обстановка благоприятствовала нормальным отношениям между соратниками. Керченский отряд, насчитывавший около 50 человек, вскоре пополнился сначала 2, а затем 43 морскими пехотинцами, оттесненными противником в подземелья. Несмотря на усилия немцев, выкуривавших партизан ядовитым газом и затапливавших морской водой, керченский отряд уцелел почти весь. А это говорит о многом. В первую очередь, о хорошем моральном климате среди личного состава. В одесском отряде Клименко, в достатке обеспеченном продуктами и керосином, суровые сердца мужчин смягчало присутствие боевых подруг, да и людей хватало, что тоже скрашивало досуг. Совсем иначе развивались отношения в маленькой группе чекистов, где озверевшие мужики готовы были рвать друг друга на части и медленно сходили с ума в голоде, холоде и темноте. На первых этапах работа Молодцова шла хорошо. Несколько пассивно вел себя отряд Федоровича, поэтому сведения о дислокации военных объектов и положении в оккупированной Одессе давала в основном личная агентурная сеть Молодцова: оперуполномоченный областного УНКВД сержант госбезопасности Тамара Межигурская, одесситки из отряда Клименко - Тамара Шестакова и Галина Иванова, а также оставшиеся в городе местные жители Яков Гордиенко, Петр Продышко, Ксения Булавина и Евгения Гуль. "Морской берег в районе с. Дофиновка обносится проволочным заграждением", - сообщал Молодцов в начале февраля 1942 года. "На берегу моря у с. Сычавка установлено 30 дальнобойных орудий, в этом же селе расквартировано 200 немецких артиллеристов. В г. Одессе в Дюковском саду установлено 18 12- дюймовых орудий. Берег моря от Кузановки до Люстдорфа укреплен 102 тяжелыми орудиями, 320 минометами и пулеметами. На этом же протяжении возводятся блиндажи и земляные валы. 3000 румынских солдат в пешем порядке днями проследовали в г. Николаев, в результате 22-градусного мороза много солдат отстало и замерзло. Проходившие мимо немецкие части румынским солдатам помощи не оказывали". Но собственная агентурная сеть информации давала немного, не говоря уж о боевой работе, в то время как наружный партизанский отряд Федоровича (по сути, самостоятельная резидентура оставленных на глубинное оседание агентов - разведчиков и диверсантов), с начала оккупации находившийся в городе, никаких организованных акций не совершал. Один лишь 16-летний Яков Гордиенко, являвшийся руководителем молодежной боевой группы, по заданию Молодцова лично совершил акты возмездия над двумя провокаторами сигуранцы. Более никаких диверсий и терактов против врага не производилось. В декабре 1941 года Молодцов через связного вызвал Федоровича к себе в катакомбы и потребовал активизировать работу. Однако, ситуация к лучшему так и не изменилась. Тогда резидент НКВД решил сам выйти на поверхность и лично наладить деятельность отряда. Во второй половине декабря Молодцов дважды, со связными Межигурской и Шестаковой, пробирался мимо сторожевых постов румынских карательных отрядов и встречался в городе с руководством "наружных" партизан. 8 февраля 1942 года он вышел из катакомб в третий раз, с Тамарой Межегурской, и не вернулся. 12 февраля для выяснения причин невозвращения отрядили Шестакову, которая также обратно не возвратилась. Через несколько дней на поиски отправился сотрудник НКВД Сергей Виноградов, который через агентуру установил, что Молодцов и Межигурская были арестованы сигуранцей на квартире бывшего командира наружного отряда Федоровича, а Шестакова схвачена организованной возле дома засадой.


  • NETSLOV это нравится

И ОДИН В ПОЛЕ ВОИН, ЕСЛИ ОН ХОЧЕТ ИМ БЫТЬ,,,


# Odin

Odin

    Воин одиночка

  • Topic Starter

  • OFFLINE
  • Доверенные
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • Активность
    520
  • 619 сообщений
  • Создал тем: 73
  • 267 благодарностей

Отправлено 12 Декабрь 2013 - 18:56

ПАРТИЙНЫЙ АКТИВИСТ ОКАЗАЛСЯ ПОЛИЦАЕМ Партийный активист Антон Федорович был человеком инициативным, потому и выдвигался на руководящие должности. С появлением оккупантов он вник в изменившуюся ситуацию и решил не дожидаться разоблачения и ареста. Он сам явился в сигуранцу и сообщил о своей принадлежности к подпольной организации. Его заключили под стражу и начали допрашивать. Федорович ничего не скрывал. Румынские контрразведчики отнеслись с пониманием к инициативному товарищу и взяли его на работу. Чтобы скрыть измену, Федоровича подержали в тюрьме, распустив слух о его аресте, а затем освободили, якобы разобравшись. После этого Федорович стал работать гласным сотрудником сигуранцы. Зная о месте расположения отряда Клименко, он дал исчерпывающую информацию об известных ему лицах, находящихся в катакомбах, предав также и всех бойцов своего отряда. Румыны сработали аккуратно, переловив всех партизан и при этом не раскрыв осведомителя. За февраль и март 1942 года они арестовали весь личный состав "наружного" отряда, а также нескольких проникших в город партизан Клименко и связных. Инициатива предателя простерлась настолько, что он лично вел допросы арестованных и применял по отношению к ним пытки. По приговору военно-полевого суда 18 патриотов были вскоре расстреляны. Деморализованный плохими новостями с поверхности партизанский отряд Клименко бездействовал, проведя в новом году всего одну перестрелку с румынами. В ответ сигуранца, получившая изрядные сведения о подземном отряде произвела минирование и завалы выходов из катакомб. Одновременно румыны ужесточили террор среди населения сел Нерубайское, Куяльники и Усатово, в окрестностях которых находились основные выходы на поверхность. К концу мая 1942 года продовольственные запасы в катакомбах закончились, а добывать их при наличии блокады со стороны румын было затруднительно. Совет отряда принял решение о выходе на поверхность и перебазировании для дальнейшей работы в Савранские леса. В начале июня партизаны группами по 3-9 человек стали выбираться из катакомб через Нерубайские шахты. В лес не ушел никто! Сигуранца вылавливала растерянных мужиков и отправляла в тюрьму, где ждал инициативный Антон Федорович. Взятые с оружием в руках и задавленные свидетельскими показаниями они признавались во всем, давая свежую информацию об обстановке в отряде. Силы партизан таяли. Последними 16 июля вышел Афанасий Клименко и его брат Иван. 27 июля они были арестованы. Горный инженер Афанасий Клименко не был рожден для подвига. На допросах он дал признательные показания и стал осведомителем. На период нахождения под стражей он совершил несколько спусков под землю, показывая сотрудникам сигуранцы место расположения отряда и участки минирования. Выдал тайники с оружием и сейф с партизанскими документами. Убедившись в том, что пленный командир повязан по рукам и ногам сотрудничеством с органами, контрразведка инсценировала побег Клименко из тюрьмы. Впоследствии его использовали как информатора для выявления коммунистов и остатков нелегальной агентурной сети НКВД. Согласились работать с сигуранцей еще несколько арестованных подпольщиков, в том числе и радист отряда Евгений Глушков. Последний сам явился в немецкую полицию безопасности и предложил свои услуги. По заданию немецких спецслужб с августа 1942 по ноябрь 1943 он поддерживал по рации связь с Москвой, дезинформируя о партизанском отряде и требуя прислать помощь людьми и материальными средствами. Однако уже в сентябре 1942 года на Лубянке пришли в выводу, что Глушков работает под контролем и включились во встречную дезинформационную радиоигру с противником. По доносам предателей из бойцов партизанского отряда было расстреляно 11 человек, включая Ивана Клименко. Остальных военный трибунал приговорил к различным срокам лишения свободы. После прихода советских войск, на основе изучения трофейных румынских документов, контрразведка СМЕРШ выявила и арестовала Антона Федоровича, Афанасия Клименко и других изменников Родины. Все они понесли заслуженную кару.


И ОДИН В ПОЛЕ ВОИН, ЕСЛИ ОН ХОЧЕТ ИМ БЫТЬ,,,


# Odin

Odin

    Воин одиночка

  • Topic Starter

  • OFFLINE
  • Доверенные
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • Активность
    520
  • 619 сообщений
  • Создал тем: 73
  • 267 благодарностей

Отправлено 12 Декабрь 2013 - 18:56

ПОДВИГ КАПИТАНА МОЛОДЦОВА Захваченный в плен капитан госбезопасности Молодцов с первого дня ареста был закован в кандалы и подвергался жестоким допросам, во время которых он вел себя исключительно стойко и мужественно. В секретной переписке сигуранцы по разработке резидентуры Молодцова, известного ей под псевдонимом "Бадаев", отмечалась высокая степень профессионализма советского разведчика и умелое построение его агентурной сети. В одном из трофейных документов сигуранцы ее офицер высоко оценил специфику агентурной деятельности Молодцова: "Особенно характерно то, что агентура Бадаева завербована из элементов, на которых наши власти базировались в деле восстановления нормальной экономической и культурной жизни города... Благодаря агентурной сети, Бадаев мог передавать в Москву точную информацию, касающуюся дислокации войск в Одессе, расположения береговых и зенитных батарей, пунктов города, где были построены заграждения для обороны, экономического положения и настроений населения, а также списки фамилий руководителей гражданских и военных властей". Похвала из уст противника почетна и опасна вдвойне. Несмотря на военные методы ведения допросов, резидент свою сеть не сдал. Его агенты, избежавшие ареста ранее, встретили Красную Армию на боевом посту. 25 мая 1942 года румынские оккупационные власти устроили показной судебный процесс над сотрудниками НКВД Молодцовым, Межигурской и Шестаковой. Молодцов поставил трибунал в тупик, потребовав присутствия на скамье подсудимых Антона Федоровича, на квартире которого были арестованы все трое и который являлся очевидным пособником партизан. Требование было обоснованным и заседание отложили на три дня. 28 мая судья зачитал справку сигуранцы, согласно которой Федорович присутствовать на процессе не может, поскольку бежал из-под стражи и скрывается в катакомбах. Формальности были выполнены и начался суд. 29 мая во дворе городской тюрьмы Молодцову, Межигурской и Шестаковой в присутствии других заключенных был зачитан приговор, по которому все трое осуждались к расстрелу. На предложение подать прошение на имя румынского короля о помиловании резидент НКВД категорически отказался, заявив: "Мы на своей земле и у врага помилования не просим". Ночью 3 июля 1942 года капитана госбезопасности Владимира Молодцова и сержанта госбезопасности Тамару Межигурскую с закованными в кандалы руками отконвоировали из центральной тюрьмы в сторону еврейского кладбища румынский офицер и два солдата с собакой. Они были расстреляны и закопаны в безымянной могиле. 5 ноября 1944 года за образцовое выполнение специальных заданий в тылу противника и проявленные при этом отвагу и геройство Владимир Александрович Молодцов был удостоен звания Героя Советского Союза (посмертно).


И ОДИН В ПОЛЕ ВОИН, ЕСЛИ ОН ХОЧЕТ ИМ БЫТЬ,,,


# Odin

Odin

    Воин одиночка

  • Topic Starter

  • OFFLINE
  • Доверенные
  • PipPipPipPipPipPipPipPip
  • Активность
    520
  • 619 сообщений
  • Создал тем: 73
  • 267 благодарностей

Отправлено 05 Январь 2014 - 11:23

          Предлагаю для прочтения выдержки из протоколов допросов перебежчиков, попавших в плен

 

Перебежчик Т-о Павел, 28 лет, строитель На трассе между Николаевым и Мелитополем в нп Тимофеевка (45 км от Мелитополя) находится маленький склад оружия слева в шестом доме по направлению от Николаева слева. Дом находится слегка в глубине. Там находится пристроенная кухня и вход в подпол. В саду у кухни закопаны оружие и боеприпасы. Раньше в этом доме была русская стоматология. Перебежчик Т-в Андрей, 22 года, отряд диверсантов. Отряд состоял из командира капитана Кизима, 4 старших лейтенантов и 1 лейтенанта, а также 23 пехотинцев и моряков. Отряд был вооружен винтовками, пистолетами, ручными гранатами и передатчиками. Все были одеты в гражданскую одежду. Через лиман были переброшены на лодках в район Сухой Балки с целью проведении диверсий и нападений на железной дороге Николаев-Черновцы. Деньги - располагали 20 тыс. леями и 2 тыс. рублями. Отряд был разделен на многочисленные группы с отдельным заданием для каждой. Отряд был перехвачен румынами и все, включая командиров, были взяты в плен и расстреляны. Он сам успел перебежать. Ш-о Виктор, 17 лет, поляк, житель Одессы. 287-й стрелковый полк. Взят в плен 2 октября в районе Дальник. Рассказывает что в Одессе выдают карточки на воду и продукты. Оборудование фабрик вывозится в Новосибирск. М-о Иван, украинец из Днепропетровска, 23 года. По политическим причинам получил 15 лет, из заключения направлен в бригаду диверсантов. Его отряд 13 сентября был переброшен морем из Севастополя в Одессу. Вскоре после получения оружия на фронте в районе Дальник перебежал. Перед ним стояла задача проведения актов саботажа за линией фронта. Р-о Федор, 20 лет, украинец. 1-й кавдивизия. Его дивизия понесла большие потери и была слита с 2-й кавдивизией. К концу боев объединенные дивизии имели лишь 400 с лишним лошадей. В конце сентября лошади были переправлены в Одессу, и его часть воевала как пехотная. Транспортные полки в Одессе располагают примерно 900 грузовиками, в основном трехтонками, и осуществляет от 7-й Станции в Одессе интенсивные перевозки на фронт. Б-н Александр, 41 год, украинец. 105-й саперный батальон развернут в районе Дальник. В его части имелись 1 противотанковая пушка, 2 пулемета, 15 танков, из которых 5 52-х тонных и 10 средних. Часть понесла очень большие потери от огня своей артиллерии и сумела отойти с лишь одним 52-х тонным танком и 4 средними. Т-и Николай, украинец, 25 лет, 436-й батальон аэродромного обслуживания. Перебежал 20 сентября с листовкой. Начало войны встретил в Кишиневе в летной части, где было около 60-80 самолетов (вероятно, речь идет о 4 ИАП 20 САД, в котором накануне войны числилось 58 МиГ-3, 8 "ишаков" и 33 "чайки" - М.С.) Примерно через три дня после начала боевых действий часть была переброшена на Арциз (н.п. в 110 км к юго-западу от Одессы - М.С.) и располагала лишь чуть больше 40 самолетами, поскольку около 20 было обстреляны и повреждены. Еще через 8 дней эскадрилья перелетела в Вороново и снова дополнена до 80 самолетов. Вражеские налеты приводили к потере примерно половины самолетов. При одном вражеском налете на земле повреждалось 15 самолетов. Оставшиеся примерно 30 самолетов перелетели в Новую Полянку. Вследствие недостатка бензина вылетов было мало и мало потерь. Получив бензин, перелетели в Кривой Рог. Наземный персонал был разделен и примерно 57 человек откомандированы на Одесский фронт на участок Гниловка, где приданы пехотной части. Оружие впервые получили в окопах, оставшееся от раненых и убитых. Настроение пилотов в первые дни войны было боевое, после больших потерь оно упало. Кто-то сказывался больным, кто-то стрелял себе в руку. Люди стали нервными и боялись немецких истребителей. Румын не боялись. Упомянутый выше пилот, простреливший себе руку, был публично казнен перед строем солдат и офицеров. У русских высокое мнение о немецких летчиках и зенитной артиллерии. Относительно листовок пленный говорит, что им не доверяют, поскольку листовки не подписаны. Должно быть подписано «Германский Вермахт» или что-то подобное. Солдаты опасаются, что листовки могут быть советской фальшивкой (так в тексте - прим. перев.) Перебежчик И-к Трофим, украинец, 30 лет, 287-й саперный полк. Перешел 28 сентября в районе Дальник с листовкой. Позади противотанковых рвов у Дальника заложены противотанковые мины, прямо за рвами и перед противотанковыми ежами. Позади в тылу у Дальника на правом и левом флангах в кукурузных полях стоят хорошо замаскированные орудия среднего калибра, 12-15 см. Перебежчик Н-о Антон, украинец, 29 лет, 287-й саперный полк. Перешел 28 сентября в районе Дальник. Склад мин находится в Одессе на улице Пастера на углу городской больницы. В поселке Усатово на кладбище расположен склад боеприпасов, где также ему выдавали мины. Это кладбище огорожено деревьями, и склад хорошо замаскирован. На Заставе в 4 км к западу в лесу также большой склад боеприпасов. В Усатово на фабрике сборка и снаряжение мин. Фабрика издали хорошо видна и опознается по четырехугольной деревянной башне. Перебежчик Л-к Евгений, 32 года, украинец, 638-й зенитный дивизион. На малом кладбище в Усатово (в деревне есть большое и малое кладбище для большевиков) находится тяжелая зенитная артбатарея. В Одессе на улице Товарный Завод Яновский находится большая мастерская, где трактора переделывают в танки. Перебежчик М-к Филипп, из Новороссийска, 33 года, 384-й стрелковый полк. Перешел 2 октября. 17 августа с конвоем транспортов, 3 судна и 2 эсминца и 2 подлодки, прибыл в Одессу. На фронте под Дальником на 2 октября отмечается нехватка боеприпасов. В Новороссийске машины, переброшенные из Одессы, проходят ремонт. Все имеющиеся помещения, даже амбары переделаны под мастерские и сборочные цехи. Трактора переделывают в танки, ремонтные мастерские используют для военного имущества. В Новороссийске построены многочисленные бункеры, он сам видел обычные дома, изнутри переделанные в бункеры. Гавань Новороссийска работает интенсивно, ежедневно корабли входят и заходят чаще, чем в мирное время. На одной фабрике прежде выпускавшей корабельные листы, теперь сковывают эти листы в четырех местах и используют для бронирования грузовиков. На этой фабрике работают по двадцать часов с небольшим перерывом. Политруки угрозой оружия заставляют людей работать по 32 часа (так в тексте - М.С.) на фабрике с небольшим перерывом на сон там же. Люди падают от усталости и многие не возвращаются обратно на фабрику. Перебежчик К-о Стефан, 50 лет, украинец, из Усатово, не призывался. В первую мировую войну был в немецком плену, с ним там хорошо обращались, поэтому перебежал. Работал каменщиком на Одесских катакомбах, делал широкий проход под улицей Картамышевской и Балковской (старые названия). Нынешние названия Петровская и Фрунзе. Вход в этот проход: 1 в доме на улице Петровской 2 середина улицы Головковской (старое название) 3 улица Балковская (старое название) Фрунзе (новое название) Схема приложена Перебежчик лейтенант Р-о Мариан, украинец, 36 лет, лейтенант запаса, из 161-го стрелкового полка. 4 октября [перебежал] со всей ротой (24 человека). Его люди плохо обучены, особенно в бросании гранат. Случались несчастные случаи, когда гранаты кидали назад. Плохое снабжение. Однажды три дня просидели без снабжения. Его часть находилась между Дальником и Дачным. Штаб дивизии в каменном блиндаже в Холодной Балке. Считает Дальник слабым местом, где атака может быть удачной. Дисциплина поддерживается жесточайшим террором. По его мнению, больше половины солдат и офицеров перебежали бы в случае возможности. Однако друг другу не верят и поэтому не делятся мыслями о переходе на другую сторону. Перебежчик В-в Мюллер, немец, колонист, 14 августа 1923 г.р. Сдался 20 сентября к востоку от Лустдорфа с 10 людьми, также фольксдойче. Русские войска сдали этот пункт. Несмотря на отсутствие русских, румыны в течение примерно трех дней вели интенсивный обстрел, под прикрытием которого он со другими людьми перебежал. Мюллер был призван 21 августа и через неделю подготовки попал в 136-й стрелковый полк (резервный полк). Всего за время подготовки стрелял три раза и не был обучен бросать гранату, которая ему была выдана. Русский комсостав по отдельному приказу (так в тексте - М.С.) снял с себя все знаки различия. Из этого следует, что унтер-офицеры играют роль офицеров и перенимают их обязанности. В конце августа Одесса приняла около 6 тыс. человек, доставленных морским транспортом. Один транспорт потоплен. Во время воздушного налета немцев 11 сентября бомба попала в дом с важным военным штабом, было много убитых. Однако штаб не полностью уничтожен. Со всех домов, занятых военными, сняты таблички, так что невозможно ориентироваться. У всех важных зданий заложены канистры с бензином для того, чтобы по особому приказу уничтожить их. Люки канализации переделаны так, чтобы открываться изнутри. На входах в случае необходимости размещаются люди с пистолетами и гранатами. В случае прохождения войск, человек откидывает крышку, бросает гранату и немедленно закрывается. По канализации осуществляется коммуникация. За баррикадами в городе теперь устанавливают противотанковые ежи из рельсов. Примерно до 15 сентября комендантом города был политкомиссар Жуков. Сам был готов сдать город, но был расстрелян. Нынешнего коменданта зовут Воробьев. Перебежчик П-с Петр, 33 года , фольксдойч из Лустдорфа под Одессой. Сдался 20 августа (136-й резервный стрелковый полк). Говорит, что транспорты со снабжением выгружаются в торговом порту, войска высаживаются на пляжах Аркадия и Большой Фонтан по понтонным мостам. Находящиеся в районе площади Красной Армии в Одессе церкви разрушают и устанавливают батарею орудий среднего калибра, вероятно 15 см, хорошо маскируют под деревья. Сектор обстрела благодаря возвышенности свободен. (Число орудий вероятно 2). Прибывшие в августе кавказские морские пехотинцы очень хорошо вооружены, служат элитой и показательным примером. По его мнению, наступление на Одессу и ее оставление русскими может быть вполне успешными, если действовать без промедления. Вследствие непрекращающегося подвоза продовольствия, боеприпасов и войск оборона города будет на высоте. Дезорганизация, господствовавшая изначально, ликвидирована. Связь, вначале не функционировавшая, работает нормально. Из разговоров с офицерами он слышал, как они предвещают румынам сюрпризы. Перебежчик М-ч Павел. 38 лет, белорус. 241-й стрелковый полк. Призван в августе из лагеря. В Новороссийске получил армейское обмундирование. После дня подготовки погружен на корабль и доставлен в Севастополь. В конце августа на транспорте в сопровождении 2 малых боевых кораблей отправлен в Одессу. На борту было 3000 человек. Сошли на берег в Аркадии, к западу от Одессы. Он прибыл на фронт в район Дальник в составе группы их 100 бойцов. Не сделал ни одного выстрела. С гранатами обращаться не умел и закопал их в песке. Через три дня удалось перебежать. Поскольку его брат во время Первой мировой войны был в плену у немцев и с ним хорошо обращались, у него была надежда и он перебежал. Перебежчик А-в Петр. 18 лет, белорус. 20-й стрелковый полк. В окопе был контужен и немедленно перебежал. Узел связи Генерального штаба находится на улице Гаванная (Одесса) на углу с улицей Ласточкина. В-а Лидия, 20 лет, родилась в Николаеве, украинка. Взята в плен у Дальника 25 сентября. Заставили вступить в партизанскую отряд (партизанский отряд, Одесса, Комсомольская улица 69). Записана в партизанскую группу, состоящую из 46 человек. Одежда гражданская, под ней пистолет. После краткой подготовки были созданы спецгруппы, состоящие из передовой команды в составе трех женщин и трех мужчин и ударной группы из 40 мужчин, имевших на вооружении пулеметы, винтовки, пистолеты, гранаты и взрывчатые вещества. Передовая команда должна была осуществлять прорыв вражеской линии ночью и следовать до определенного места. Днем обратиться к доверенному крестьянину, который имеет замаскированную телефонную линию с Одессой. Получить дальнейшие инструкции. Прочие пять из передовой команды должны были точно разведать военные объекты, после чего все шестеро должны были вновь присоединится к прошедшей через фронт ударной группе. В дальнейшем ударная группа, разделившись на отдельные подразделения, должна была нападать на разведанные объекты, после чего по возможности раствориться среди местного населения. Сообщения о новых инструкциях должны были получать через доверенного крестьянина-связника (по телефону). Подготовка партизанских групп шла планомерно по всем направлениям, люди получили оружие. Перед уходом или захватом в условленных местах находили хорошо замаскированные телефоны. Кроме прочего, здесь использовалась колючая проволока. В каждом месте находились доверенные люди для ведения партизанской борьбы. Среди женщин выбирали возможно более юных и красивых для установления контактов с солдатами, унтер-офицерами и офицерами в форме легкого знакомства. Для этого их учили маскироваться под прачек, горничных и пр. В таком случае вся оккупированная территория покрывалась сетью доверенных лиц с каналами связи. Оружие и боеприпасы складировались в определенных местах. На дальнейших допросах В-й попробуем получить более детальные сведения, например имена. После перехода румынской линии фронта ударная группа скрывалась в кукурузном поле в течение всего дня и была поймана до запланированного нападения, всего 44 человека были убиты, две женщины сумели скрыться и позднее были задержаны.  


  • NETSLOV это нравится

И ОДИН В ПОЛЕ ВОИН, ЕСЛИ ОН ХОЧЕТ ИМ БЫТЬ,,,


Поблагодарили 2 Пользователи:
without a name , NETSLOV

# NETSLOV

NETSLOV

    «Fortunate Son»


  • OFFLINE
  • Администраторы
  • Активность
    5 570
  • 6 165 сообщений
  • Создал тем: 755
  • 1521 благодарностей

Отправлено 05 Январь 2014 - 18:11

больше  половины информации читаю в первый раз,очень интересно

 

большая просьба-раскидывайте по темам-самолеты к авиации-партизан к партизанам..

когда буду собирать для чистого материала по темам-мне так будет легче.


Сперва дай людям, потом с них спрашивай.


# NETSLOV

NETSLOV

    «Fortunate Son»


  • OFFLINE
  • Администраторы
  • Активность
    5 570
  • 6 165 сообщений
  • Создал тем: 755
  • 1521 благодарностей

Отправлено 05 Январь 2014 - 18:15

откуда взята информация по перебежчикам?..они многое обьясняют из того что было непонятно

 

один из них упоминает танки 52 т-это кв2..есть и другие наметки на эти танки..вопрос где они делись?их не могли бы эвакуировать-не погрузили бы на суда


Сперва дай людям, потом с них спрашивай.





Добро пожаловать на www.73.odessa.ua!

Зарегистрируйтесь пожалуйста для того,
что бы вы могли оставлять сообщения и
просматривать полноценно наш форум.